Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

  • Mood:

ГОЛОДОМОР - преступность большевицкой идеологии и большевицкой партии

При всём при том, что на Окраине свидомиты занимаются подтасовками и искажениями (см.1, 2) в своей голодоморной пропаганде, однако это не значит, что голодомора не было. Голодомор был - по всей стране, а не только в УССР, и уже не первый раз (голодоморов было три: 1921-23, 1932-33, 1946-48). И голодомор - это весомая причина для признания преступными большевицкой идеологии и большевицкой партии.

Подробнее.

В 1932-33 большевики провели хлебозаготовки (любой ценой), которые были основаны на нереальных планах, которые в свою очередь были основаны на чрезмерно завышенной оценке - на оценке урожайности на корню, которая давала чрезмерно высокую неточность и сильно зависела от качества специалистов-оценщиков и того социального давления, которое большевики оказывали на этих оценщиков. В результате полного ограбления хлебозаготовками села начался тотальный голод, который унёс 7 миллионов жизней.

1) При этом нужно учитывать, что большевики виноваты в том, что не смогли и не захотели налаживать объективную оценку урожая - ни подготовить спецов, ни организовать им условия для выдачи достоверной информации. Что и привело к значительном завышении оценки урожайности на корню и составлению нереальных планов.
2) Большевики виноваты и в игнорировании в дальнейшем своих экспертов и неиспользовании уточнённой статистики. А также в создании секретности как по статистике, так и положению народа, что позволяло им скрывать неурожай и голод, в результате чего никто не мог помочь страдающим от голода, ибо не имел о том информации.
3) Большевики виноваты в том, что уже имея на руках данные о собранном урожае (которого нехватало на всех) и разразившемся в стране массовом голоде вовремя не предприняли никаких действий для того, чтобы закупить заграницей недостающие объёмы продовольствия, не объявили о бедствии, если они были банкротами, ну и не направили собранное при хлебозаготовках зерно ВОВРЕМЯ и В ДОЛЖНОМ ОБЪЁМЕ на спасение людей.
Это, кстати, весьма важный момент, который многие не понимают: НЕУРОЖАЙ не ведёт прямо и однозначно к ГОЛОДУ, а тем более к массовым СМЕРТЯМ от голода. ГОЛОД - это социальное явление, а не природное или агрономическое, и недопущение голода при неурожае - это должно быть задачей нормального государства и общества, коими не было большевицкое террористическое государство и забитое порабощённое большевиками советское общество. Однако некоторые полагают, что ради "города и армии" (они тоже голодали, т.к. зерно шло в порты) можно и нужно убивать голодом миллионы крестьян, что ради индустриализации можно и нужно убить миллионы крестьян, что ради имиджа СССР и большевизма в мире можно и нужно тайно от мира убивать голодом миллионы жителей СССР. ДО СИХ ПОР подобное присутствует в общественном мнении. Люди повторяют большевицкую пропаганду, отказываясь самостоятельно сравнивать смерть миллионов с тем, что теряли большевики оказывая помощь людям, помощь, которую им всё равно пришлось оказывать. Именно это необходимо объяснять ещё со школы - что никакие большевицкие отмазки не могут снять с большевиков вины за миллионы жертв голодомора по всей стране.
4) Большевики виноваты в террористических методах выколачивания хлеба, в репрессиях, которые проводили против крестьян в это время. В закрепощении крестьян путём введения внутренних паспортов и прописки с отправкой голодающих крестьян из городов и других регионов либо в концлагеря, либо домой к голодомору.


1) Как проводились подобные оценки урожайности описал Шолохов в письме Сталину. Отметьте и давление большевицкого руководства на оценщиков, и направление этим руководством полных профанов для оценки, и составление нереальных планов с двумя уровнями завышения этого плана:

http://feb-web.ru/feb/sholokh/texts/shp/shp-1054.htm
62. И. В. Сталину
4 апреля 1933 г. Вешенская.

Районная комиссия, определявшая урожайность, в большинстве состояла из людей новых в районе, абсолютно не знавших ни условий района, ни того, как проводился весенний сев. Комиссия не учла ... по колхозам имелась огромная неучтенная площадь поздних, забитых сорняками хлебов, которая даст значительно сниженную урожайность. Поэтому-то и была допущена переоценка урожайности. ... Опираясь на выводы комиссии, районное руководство, составлявшее хлебофуражный баланс, пришло к заключению, что валовая продукция по району составит 82000 тонн. Нелепость такого предположения очевидна уже по одному сопоставлению следующих цифр: известно, что урожай 1932 г. был ничуть не лучше урожая 1931 г., следовательно, если за отправное брать одинаковую урожайность этих лет, то прирост валовой продукции и в 1932 г. должен идти только за счет прироста посевной площади. (следуют расчёты) В общей сложности валовая продукция в 1932 г. едва ли превышала 56000—57000 тонн. Ее же «определили» в 82000 тонн. Просчитались... миллиона на полтора пудов. Но не только просчитались, наспех состряпав «определение урожайности», вдобавок еще и хлебофуражный баланс районные руководители составили следующим образом: на хлебозаготовки — 22000 тонн... 8 июля заворг РК Лимарев и председатель РИК’а Карбовский были вызваны в крайком для рассмотрения хлебофуражного баланса. Баланс был рассмотрен в присутствии т. Шеболдаева [2], который обвинил вешенское районное руководство в злостном преуменьшении урожайности, а баланс назвал «кулацким». Тут же он предложил Лимарева с работы снять, а в Вешенский район послать авторитетную комиссию, в обязанности коей входило установить доподлинную урожайность и, в случае, если подтвердится преуменьшение урожайности, — районное руководство снимать и судить. Вместо намечавшихся по балансу 22000 тонн хлебозаготовок он предложил сдать 53000 тонн и, соответственно с этим, пересоставить остальные статьи расхода по хлебофуражному балансу. ... В комиссию эту вошло двое: зав. зерновым сектором крайкома т. Федоров и секретарь парткома Сельмаша т. Овчинников [3]. ... 14 июля Овчинников и Федоров прибыли в Вешенскую и в сопровождении заврайзо Вешенского РИК’а Корешкова выехали на правую сторону Дона, где была наиболее плохая урожайность, определять на глазок, «сколько даст гектар?». Отъехали километров 10 от Вешенской. Федоров, указывая на делянку пшеницы, спрашивает у Корешкова:
— По-твоему, сколько даст гектар этой пшеницы?
Корешков. — Не больше трех центнеров.
Федоров. — А по-моему, — не меньше десяти центнеров!
Корешков. — Откуда тут десять центнеров?! Ты посмотри: хлеб поздний, забит осотом и овсюком, колос редкий. Такой урожай на этих землях был только в 1909 году. Это ведь тебе не Кубань.
Проехали километров 5 и снова стали определять. И снова разошлись в оценке. Этак несколько раз. Доехали до посевов Грачевского колхоза. Тут-то и возникла между Корешковым и Федоровым жестокая перепалка.
— Сколько даст этот гектар? — спрашивает Федоров.
— Пять центнеров, — отвечает Корешков.
— Не пять, а девять или десять!
— Колос от колоса — не слыхать девичьего голоса, и десять?
Федоров ответил на это буквально следующее:
— Если смотреть с машины, то колос действительно кажется редким, а вот ты слезь с машины, нагнись да посмотри: сплошные колоски!
Корешков, видя беспомощность членов комиссии по части вопросов сельского хозяйства, решил убедиться в их познаниях окончательно: подъехали к затравевшей деляне.
— Что тут посеяно, как вы думаете? — спрашивает Корешков.
Члены комиссии пришли к общему заключению, что посеяно просо. На самом же деле это была деляна майских паров, на которых кое-где взошло просо-падалица и редкие подсолнухи, перемешанные со всяческими сорняками...

С приветом М. Шолохов.
Ст. Вешенская СКК.
4 апреля 1933 г.

4) О террористических методах проведения хлебозаготовок - из того же письма Шолохова. Заметьте, что число померших от голода и холода никем не фиксировалось и не попадало ни в какую статистику - а потому в официальных документах нигде не могло появиться.
1) В Плешаковском колхозе два уполномоченные РК — Белов и другой товарищ, фамилия которого мне неизвестна, допытываясь у колхозников, где зарыт хлеб, впервые применили впоследствии широчайше распространившийся по району метод «допроса с пристрастием». В полночь вызывали в комсод [7], по одному, колхозников, сначала допрашивали, угрожая пытками, а потом применяли пытки: между пальцев клали карандаш и ломали суставы, а затем надевали на шею веревочную петлю и вели к проруби в Дону топить.

2) В Грачевском колхозе уполномоченный РК при допросе подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрос.

3) В Лиховидовском колхозе уполномоченный РК на бригадном собрании приказал колхозникам встать, поставил в дверях вооруженного сельского, которому вменил в обязанность следить за тем, чтобы никто не садился, а сам ушел обедать. Пообедал, выспался, пришел через 4 часа. Собрание под охраной сельского стояло... И уполномоченный продолжал собрание.

На первом же бюро РК новый секретарь РК поставил вопрос об этих перегибах. Было записано в решении бюро о том, что такие «методы» хлебозаготовок искажают линию партии. Об этом на другой день узнал Овчинников, приехавший из Верхне-Донского р-на (он работал особоуполномоченным по двум районам: Вешенскому и Верхне-Донскому, и тотчас же предложил секретарю РК: «О перегибах в решении не записывай! Нам нужен хлеб, а не разговорчики о перегибах. А вот ты с первых же дней приезда в район начинаешь разговоры о перегибах и тем самым ослабляешь накал борьбы за хлеб, расхолаживаешь парторганизацию, демобилизуешь ее!»
...
После отъезда Овчинникова в Верхне-Донской район работой стал руководить Шарапов. Вот установки, которые он давал уполномоченным РК, командирам агитколонн, всем, кто заготовлял хлеб: «Не открывают ям — оштрафуй хозяйств 10—15, забери у них все имущество, картофель, солку, выкинь из домов, чтобы гады подыхали на улице! А через два часа, если не будет перелома, снова созывай собрание и снова выкидывай на мороз хозяйств десять!» ... О работе уполномоченного или секретаря ячейки Шарапов судил не только по количеству найденного хлеба, но и по числу семей, выкинутых из домов, по числу раскрытых при обысках крыш и разваленных печей. «Детишек ему стало жалко выкидывать на мороз! Расслюнявился! Кулацкая жалость его одолела! Пусть, как щенки, пищат и дохнут, но саботаж мы сломим!» — распекал на бюро РК Шарапов секретаря ячейки Малаховского колхоза за то, что тот проявил некоторое колебание при массовом выселении семей колхозников на улицу.

Исключение из партии, арест и голод грозили всякому коммунисту, который не проявлял достаточной «активности» по части применения репрессий, т. к. в понимании Овчинникова и Шарапова только эти методы должны были давать хлеб. И большинство терроризированных коммунистов потеряли чувство меры в применении репрессий. По колхозам широкой волной покатились перегибы. Собственно, то, что применялось при допросах и обысках, никак нельзя было назвать перегибами; людей пытали, как во времена средневековья, и не только пытали в комсодах, превращенных буквально в застенки, но и издевались над теми, кого пытали. Ниже я приведу краткий перечень тех «способов», при помощи которых работали агитколонны и уполномоченные РК, а сейчас в цифрах, полученных мною в РК, покажу количество подвергавшихся репрессиям и количество хлеба, взятого с момента применения репрессий.

По Вешенскому району:
1. Хозяйств - 13813
2. Всего населения - 52069
3. Число содержавшихся под стражей,
арестованных органами ОГПУ, милицией,
сельсоветами и пр. - 3128
4. Из них:приговорено к расстрелу - 52
5. осуждено по приговорам нарсуда и по
постановл<ениям> коллегии ОГПУ - 2300
6. Исключено из колхоза х<озяй>ств - 1947
7. Оштрафовано (изъято продовольствие и скот) - 3350 хозяйств
8. Выселено из домов - 1090 хозяйств

Цифры эти — на 24 января, т. е. почти по конец хлебозаготовок.

Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, на улицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью — будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице. Днем, как тени, слонялись около своих замкнутых домов, а по ночам искали убежища от холода в сараях, в мякинниках. Но по закону, установленному крайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели с<ельских> советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы. Я видел такое, что нельзя забыть до смерти: в хуторе Волоховском Лебяженского колхоза, ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми?

Мне казалось, что это — один из овчинниковских перегибов, но в конце января или в начале февраля в Вешенскую приехал секретарь крайкома Зимин [9]. ... Первый вопрос, который он задал присутствовавшему на бюро секретарю Чукаринской ячейки: «Сколько у тебя выселенных из домов?» «Сорок восемь хозяйств». «Где они ночуют?» Секретарь ячейки замялся, потом ответил, что ночуют, мол, где придется. Зимин ему на это сказал: «А должны ночевать не у родственников, не в помещениях, а на улице!» После этого по району взяли линию еще круче. И выселенные стали замерзать. В Базковском колхозе выселили женщину с грудным ребенком. Всю ночь ходила она по хутору и просила, чтобы ее пустили с ребенком погреться. Не пустили, боясь, как бы самих не выселили. Под утро ребенок замерз на руках у матери. Сама мать обморозилась.

Число замерзших не установлено, т. к. этой статистикой никто не интересовался и не интересуется; точно так же, как никто не интересуется количеством умерших от голода. Бесспорно одно: огромное количество взрослых и «цветов жизни» после двухмесячной зимовки на улице, после ночевок на снегу уйдут из этой жизни вместе с последним снегом. А те, которые останутся в живых, — будут полукалеками.

Но выселение — это еще не самое главное. Вот перечисление способов, при помощи которых добыто 593 тонны хлеба:

1. Массовые избиения колхозников и единоличников.

2. Сажание «в холодную». «Есть яма?» «Нет». «Ступай, садись в амбар!» Колхозника раздевают до белья и босого сажают в амбар или сарай. Время действия — январь, февраль. Часто в амбары сажали целыми бригадами.

3. В Ващаевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы юбок керосином, зажигали, а потом тушили: «Скажешь, где яма? Опять подожгу!» В этом же колхозе допрашиваемую клали в яму, до половины зарывали и продолжали допрос.

4. В Наполовском колхозе уполномоченный РК кандидат в члены бюро РК Плоткин при допросе заставлял садиться на раскаленную лежанку. Посаженный кричал, что не может сидеть, горячо, тогда под него лили из кружки воду, а потом «прохладиться» выводили на мороз и запирали в амбар. Из амбара снова на плиту и снова допрашивают. Он же (Плоткин) заставлял одного единоличника стреляться. Дал в руки наган и приказал: «Стреляйся, а нет — сам застрелю!» Тот начал спускать курок (не зная того, что наган разряженный) и, когда щелкнул боек, — упал в обмороке.

5. ...

6. В Лебяженском к<олхо>зе ставили к стенке и стреляли мимо головы допрашиваемого из дробовиков.

7. Там же: закатывали в рядно и топтали ногами.

8. В Архиповском к<олхо>зе двух колхозниц, Фомину и Краснову, после ночного допроса вывезли за три километра в степь, раздели на снегу догола и пустили, приказав бежать к хутору рысью.

9. ...

9 ...

10. В Затонском колхозе работник агитколонны избивал допрашиваемых шашкой. В этом же колхозе издевались над семьями красноармейцев, раскрывая крыши домов, разваливая печи, понуждая женщин к сожительству.

11. В Солонцовском к<олхо>зе в помещение комсода внесли человеческий труп, положили его на стол и в этой же комнате допрашивали колхозников, угрожая расстрелом.

12. В Верхне-Чирском колхозе комсодчики ставили допрашиваемых босыми ногами на горячую плиту, а потом избивали и выводили, босых же, на мороз.

13. В Колундаевском колхозе разутых до боса колхозников заставляли по три часа бегать по снегу. Обмороженных привезли в Базковскую больницу.

14. Там же: допрашиваемому колхознику надевали на голову табурет, сверху прикрывали шубой, били и допрашивали.

15. В Базковском к<олхо>зе при допросе раздевали, полуголых отпускали домой, с полдороги возвращали, и так по нескольку раз.

16. ...

Примеры эти можно бесконечно умножить. Это — не отдельные случаи загибов, это — узаконенный в районном масштабе — «метод» проведения хлебозаготовок. Об этих фактах я либо слышал от коммунистов, либо от самих колхозников, которые испытывали все эти «методы» на себе и после приходили ко мне с просьбами «прописать про это в газету».

Говорит Шолохов и о полном изъятии продовольствия у крестьян, т.е. крестьян оставили подыхать от голода без каких либо хлебных запасов:
В этот итог надо включить и отобранный 15% аванс и тот хлеб (наиболее крупные из найденных ям), который зарывали еще будучи единоличниками. Находили ямы с хлебом, зарытым еще в... 1919 г. А потом по урожайным годам: в 1924, 1926, 1928.

К этому времени относится известное постановление 7/8 - "закон о пяти колосках", за которые колоски голодным людям давали безумные наказания - 10 лет концлагеря или расстрел:
http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)
И.Е.Зеленин

7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли закон (постановление) «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» (док. № 160), ставший для крестьян «законом о пяти колосках». Публикуемые отрывки из переписки Сталина с Кагановичем (док. № 151) [28] свидетельствуют, что генсек был инициатором и основным автором этого антикрестьянского закона. Он не только отдавал себе полный отчет о драконовском характере предложенных им карательных мер («минимум десять лет заключения», а «как правило — смертная казнь» без права применения амнистии), но даже употребил сам этот термин («драконовский»!), увязав с «социалистическим характером» карательных акций, необходимых для укрепления нового общественного строя.

Проект закона, подготовленный, видимо, Кагановичем на основании писем Сталина, был разослан членам Политбюро 1 августа 1932 г. Генсек дополнил и уточнил редакцию преамбулы (сохранился автограф его правки). 7 августа Политбюро утвердило этот текст [29].

Юридическая безграмотность закона просматривается не только в отсутствии дифференциации мер наказания (10 лет тюрьмы или расстрел предусматривались за любое хищение социалистической собственности — малое или большое), но и в игнорировании известной правовой нормы «закон обратной силы не имеет». Инструкция по его применению, утвержденная 16 сентября 1932 г., допускала применение установленных репрессивных мер до его издания, «в случае, когда преступления имеет общественно-политическое значение» (док. № 169).

28 - Подробнее см. Зеленин И.Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1998. № 1.
29 - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 952. Л. 76, 83.
док. № 151 Из писем И.В.Сталина Л.М.Кагановичу в связи с разработкой и осуществлением закона от 7 августа 1932 г., 20 июля — 17 августа 1932 г.
РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 106-113, 117, 121-123, 144-145, 151; Д. 100. Л. 1-7.

док. № 160
Постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности»

7 августа 1932 г.

За последнее время участились жалобы рабочих и колхозников на хищения (воровство) грузов на железнодорожном и водном транспорте и хищения (воровство) кооперативного и колхозного имущества со стороны хулиганствующих и вообще противообщественных элементов. Равным образом участились жалобы на насилия и угрозы кулацких элементов в отношении колхозников, не желающих выйти из колхозов и честно и самоотверженно работающих за укрепление последних.

Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа, ввиду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов Советской власти.

Исходя из этих соображений и идя навстречу требованиям рабочих и колхозников. Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР постановляют:

I
1. Приравнять по своему значению грузы на железнодорожном и водном транспорте к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этих грузов.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении грузов на транспорте.

II
1. Приравнять по своему значению имущество колхозов и кооперативов (урожай на полях, общественные запасы, скот, кооперативные склады и мага зины и т.п.) к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этого имущества от расхищения.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.

III
1. Повести решительную борьбу с теми противообщественными кулацко-капиталистическими элементами, которые применяют насилия и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза, с целью насильственного разрушения колхоза. Приравнять эти преступления к государственным преступлениям.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по этим делам.
СЗ. 1932. № 62. Ст. 360.


док. № 169
Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной ( социалистической ) собственности 1 *
16 сентября 1932 г.
Секретно.
...
Председатель Верхсуда Союза ССР А.Винокуров
Прокурор Верхсуда Союза ССР П.Красиков
Зам. председателя ОГПУ И.Акулов
РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 2014. Л. 33—34. Подлинник. Подписной экземпляр.
О введении паспортов и закрепощении крестьян. В директиве признаётся то, что за год до этого крестьяне УЖЕ выезжали в города и другие регионы (и тем, очевидно, спаслись от тотального голода):

http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)
И.Е.Зеленин

Сталин безусловно был хорошо осведомлен о трагическом положении деревни, но действовал, как всегда, не в интересах крестьян (не во спасение их). Отнюдь не случайно совпали, например, такие события, как поток закрытой информации, в том числе и в письмах крестьян на его имя, о начале массового голода в деревне, и принятие ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1932 г. постановления о введении в СССР паспортной системы (для «всех» граждан за исключением крестьян!). В Политбюро проект постановления был представлен 14 декабря председателем комиссии Политбюро по разработке этого документа секретарем ЦИК СССР А.С.Енукидзе. Характерно само название сопроводительного письма председателя «О паспортной системе и разгрузке городов от лишних элементов». «Лишние элементы» — это, конечно, крестьяне, бежавшие в город в поисках работы и пропитания. Резолюция Сталина гласила: «Надо поторопиться с паспортной системой». К названию документа «Постановление ЦИК и СНК СССР об установлении паспортной системы по Союзу ССР» он приписал «и обязательной прописке паспортов». А председатель комиссии так обосновал основное назначение документа: «Необходимо предотвратить неконтролируемое перемещение по стране огромных масс сельского населения»[45]. Проведение паспортизации было поручено органам милиции под руководством ОГПУ, при котором было создано Главное управление рабоче-крестьянской милиции.

Менее чем через месяц после принятия постановления о паспортной системе, 22 января 1933 г., появился еще один документ — строго секретная директива Сталина и Молотова о запрещении массового выезда голодающих крестьян из Северного Кавказа и Украины в западные и центральные районы страны, Поволжье (док. № 258). Директива была написана собственноручно Сталиным (сохранился автограф) и первоначально подписана только им. После перепечатки, явно по указанию автора, появилась еще подпись Молотова как председателя СНК. Это один из немногих документов (после Закона от 7 августа 1932 г.), свидетельствующий о прямом, практическом участии Сталина в организации массового голода 1932—1933 гг. Возникает все же вопрос — какими целями при этом руководствовался генсек — желанием наказать крестьян за «итальянку», попытку оставить без хлеба рабочих и Красную Армию или любой ценой «взять хлеб» в целях осуществления программы индустриализации, укрепления обороны страны? На мой взгляд, имело место и первое и второе. Но превалировала все же политика хлебозаготовок. Именно она, прежде всего, породила «рукотворный голод».

45 - РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 9.4. Л. 24-2.5.

№ 258

Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР
о предотвращении массового выезда голодающих крестьян
22 января 1933 г.
Ростов-Дон, Харьков, Воронеж, Смоленск, Минск, Сталинград, Самара
№ 65/ш

До ЦК ВКП и Совнаркома дошли сведения, что на Кубани и Украине начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, Московскую обл., Западную обл., Белоруссию. ЦК ВКП и Совнарком СССР не сомневаются, что этот выезд крестьян, как и выезд из Украины в прошлом году, организован врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти. В прошлом году партийные, советские и чекистские органы Украины прозевали эту контрреволюционную затею врагов Советской власти. В этом году не может быть допущено повторение прошлогодней ошибки.

Первое. ЦК ВКП и Совнарком СССР предписывают крайкому, крайисполкому и ПП ОГПУ Северного Кавказа не допускать массовый выезд крестьян из Северного Кавказа в другие края и въезд в пределы края из Украины.
Второе. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ЦК КП(б)У, Укрсовнаркому, Балицкому и Реденсу не допускать массовый выезд крестьян из Украины в другие края и въезд на Украину из Северного Кавказа.
Третье. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ПП ОГПУ Московской обл., ЦЧО, Западной обл., Белоруссии, Нижней Волги и Средней Волги арестовывать пробравшихся на север «крестьян» Украины и Северного Кавказа и после того, как будут отобраны контрреволюционные элементы, водворять остальных в места их жительства.
Четвертое. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ТО ГПУ Прохорову дать соответствующее распоряжение по системе ТО ГПУ.

Предсовнаркома СССР В.М.Молотов1* Секретарь ЦК ВКП(б) И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д.45. Л. 109—109 об. Автограф И.В.Сталина.
1* Подпись В.М.Молотова на подлиннике отсутствует.

http://www.worklib.ru/laws/ussr/10012466.php
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СССР
СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 27 декабря 1932 г. N 1917
ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ЕДИНОЙ ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ ПО СОЮЗУ ССР И ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ПРОПИСКИ ПАСПОРТОВ
...



3) О том, что ничто не мешало большевикам закупить нехватающее зерно в Персии и на Дальнем Востоке, говорят документы, которые предписывают совершить эту закупку - УЖЕ ПОСЛЕ НЕСКОЛЬКИХ МЕСЯЦЕВ ГОЛОДОМОРА и с перспективой на ещё несколько месяцев, пока не будет доставлено зерно из Персии и Дальнего Востока. Заметьте так же то, что до конца апреля зерно, которое могло спасти погибающих от голода людей, ждало в портах отправки заграницу.
http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)
ТРАГЕДИЯ СОВЕТСКОЙ ДЕРЕВНИ
Коллективизация и раскулачивание
Документы и материалы Том 3
Конец 1930-1933

№ 127

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О продкультурах»1*
29 апреля 1932 г.
35/11. О продкультурах.
а) Предложить НКВТ вернуть из портов в распоряжение Комитета заготовок 15 тыс. т кукурузы и 2 тыс. т пшеницы.
б) Предложить НКВТ закупить на Дальнем Востоке 3,5 млн пуд. зерна, а осбанку обеспечить соответствующий перевод валюты.
в) Предложить НКВТ из закупок пшеницы в Персии сдать Комитету заготовок 3 млн пудов.
г) Для товарного покрытия закупаемого в Персии зерна обязать Комитет ондов выделить дополнительно, сверх утвержденных годового и квартальных планов сдачи на экспорт, товаров на сумму 1,8 тыс. зол[отых] руб. в ассортименте согласно приложения, со сдачей этих товаров в течение мая, не позже 1 июня.
д) Обязать Наркомвнешторг обеспечить прибытие закупаемой пшеницы как на Дальнем Востоке, так и из Персии на протяжении мая — июня.
...
к) Прекратить вывоз хлеба из Украины в Закавказье.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 115—116. Подлинник. Подписной экземпляр.
1* Из протокола № 98 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 29 апреля 1932 г.

О помощи, которую могли, но не оказали большевики из собранных ими запасов, часть которых отправили заграницу, а часть держали в кубышке "закромов родины".
http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)

Государственная помощь крестьянству голодающих районов была незначительной. Так, в феврале — июне 1933 г., по подсчетам С.Уиткрофта и Р.Дэвиса, было принято не менее 35 постановлений, в соответствии с которыми крестьяне должны были получить 320 тыс. т продовольственного зерна. Это капля в море, если учесть, что голодало не менее 25 — 30 млн человек, а по расчету В.П.Данилова, каждое крестьянское хозяйство России ежегодно потребляло 16 пуд. зерна, или 262 кг на душу населения. Вывезенные на внешний рынок в 1932 г. 18 млн ц зерна, приходит к выводу автор, «обеспечивали возможность прокормить по нормам благополучных лет 6,9 млн человек, а по условиям голодных лет спасти от крайнего истощения и вымирания вдвое больше — 14 млн». К тому же имелись еще неприкосновенные запасы, примерно 18,2 млн ц. «В совокупности отказ от экспорта хлеба и реализации хлебных запасов, — делает вывод автор, — могли бы улучшить положение в основных голодающих районах 25 — 30 млн человек. Во всяком случае массовая смертность от голода могла быть исключена (выделено мною. — И.З.») [47].
47 - Отечественная история. 1998. №.6. С. 127, 132.
И.З. - И.Е.Зеленин


2) Об исчислении видовой урожайности вместо валовых сборов зерна, о "подрыве победоносного завершения пятилетки в 4 года" с помощью объективной статистики - т.е. полное игнорирование уточнённой статистики, о попытках засекретить статистику, о невозможности составления балансов на завышенной статистике и о разбалансировании всего цикла с/х производства, о создании конфликта колхозов и МТС из-за исчисления натуроплаты МТС по завышенной статистике, об использовании этой завышенной ошибочной статистики до Хрущёва:
http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)
И.Е.Зеленин

Документы тома позволяют уяснить, как и почему в стране с 1933 г. начался переход к новым методам исчисления урожайности и валовых сборов зерна на основе определения т.н. видовой (биологической) урожайности. 17 декабря 1932 г. решением ЦК ВКП(б) и СНК СССР при правительстве СССР была создана Центральная Государственная Комиссия (ЦГК) по урожайности. В январе 1933 г. были утверждены положения, регламентирующие ее работу, и специальные инструкции. Урожайность зерна определялась перед началом уборки путем срезания колосков с определенных квадратов и их ручным обмолотом. Преследовалась цель предотвратить попытку «скрыть от государства действительный размер урожая», «мобилизовать колхозы и совхозы на борьбу с потерями, на то, чтобы собрать весь созревший хлеб» [64].

Подозревались в сокрытии урожая даже руководители ЦУНХУ (в частности, В.В.Осинский и его заместитель Минаев). Осенью 1932 г. без разрешения ЦК партии они опубликовали в ведомственном бюллетене, а затем и в брошюре заниженные, как полагали кремлевские кураторы, данные об урожайности и валовых сборах зерна. По мнению Кагановича, это была попытка «под флагом «объективной» статистики подорвать победоносное завершение пятилетки в 4 года» [65].

13 ноября 1932 г. этот вопрос рассматривался на заседании Политбюро. Было решено «выработать меры наказания для руководителей ЦУНХУ»; «определить методы и пути установления урожайности», в частности и для 1932 г. Предложения по этому вопросу должна была представить в Политбюро Комиссия во главе с Молотовым (см. док. № 205). Первые итоги работы комиссий по определению урожайности были подведены в июне 1933 г. Они неутешительны: местные работники отказывались помогать измерителям, не видя большого смысла в учете несобранного урожая; уклонился от этой работы и Наркомзем. Такое поведение было оценено как «антипартийное» со всеми вытекавшими отсюда последствиями (нарушителей решили «карать по всей строгости партийной дисциплины и советского закона») (см. док. № 338).

Ситуация не изменилась и год спустя. Заместитель председателя ЦГК Н.П.Брюханов, выступая в июне 1934 г. на Пленуме ЦК, говорил, что местные работники продолжали оказывать сопротивление членам межрайонных комиссий по урожайности. М.Хатаевич считал, что заниматься видами на урожай некогда, эту работу надо прекратить и подсчитывать амбарный урожай [66].

Основной порок комиссий состоял не только и не столько в том, что они отрывали от дела многих людей. Гораздо более серьезные последствия имело то, что полученные ими данные стали выдавать за амбарную урожайность, на основе которой исчислялась натуроплата МТС. А это уже затрагивало интересы колхозов и колхозников. И так продолжалось до «хрущевской оттепели». Видимо, последним, кто успел воспользоваться данными «видовой урожайности» в «позитивном плане», был Г.М.Маленков, объявивший в докладе на XIX съезде партии (1952 г.) об «окончательном и бесповоротном» решении зерновой проблемы в СССР, поскольку валовой сбор зерна, по данным комиссий, составил 8 млрд пуд., хотя фактически было собрано, согласно годовым отчетам колхозов и совхозов, 5,6 млрд.

С переходом к исчислению видовой урожайности окончательно утратили свое практическое значение хлебофуражные балансы, которые, как уже отмечалось, критиковались в ряде решений Политбюро, в выступлениях Сталина, Кагановича, Молотова как документы, якобы искажавшие действительную картину, направленные на срыв хлебозаготовок.

док. № 205 - Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о валовых сборах и урожайности зерна, 13ноября 1932 г.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 2020. Л. 6. Подлинник. Подписной экземпляр.
док. № 338 - Проект постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О работе комиссии по определению урожайности», 19 июня 1933 г.
РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 8. Д. 4. Л. 112—118. Копия.
64 - СЗ СССР. 1932. № 84. Ст. 521; 1933. № 17. Ст. 97а, 97б.
65 - РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 77. Л. 50-51.
66 - Там же. Ф. 17. Оп. 2. Д. 525. Л. 37.
О запрете на доступ к информации о голоде для зарубежных корреспондентов:
http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)

№ 267

Записка И.В.Сталина Л.М.Кагановичу и В.М.Молотову о запрещении поездок иностранных корреспондентов по СССР1*
Не ранее 19 февраля 1933 г.2*

Молотов, Каганович!
Не знаете ли, кто разрешил американским корреспондентам в Москве поехать на Кубань?
Они состряпали гнусность о положении на Кубани (см. их корреспонденции). Надо положить этому конец и воспретить этим господам разъезжать по СССР. Шпионов и так много в СССР.

И. Сталин
РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 741. Л. 3. Копия.
Tags: большевики, голод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments