Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

СУД И НАКАЗАНИЕ - Буковский о круглых дураках желающих круглого стола с ворами-жуликами-и-убийцами

Специально обращаю внимание людей из правого движа на текст граждан, которые у них могут вызывать неприятие. Приятие-неприятие тут вообще не причём. Главное то, что старый диссидент Буковский верно ухватывает суть происходящего в путинской РФии и помещает эту суть в правильный контекст - на примере Польши. Поляки за так, за желание поболтать на "круглом столе" отдали целое своё поколение под власть своих комунячих жуликов-воров-и-убийц, но всё же смогли пересилить их и стали судить и сажать своих преступников из номенклатуры и гебни.

У нас же некому было брать власть в начале 1990х - диссида с интелями были оторваны от простого народа "мудрой политикой Партии" (политикой стравливания разных частей народа). В результате двинули обкомыча ЕБНя, а заодно с ним оставили нетронутыми люстрациями номенклатуру, всяких "красных директоров", гебню, не провели реституцию собственности (заменив её мошенничеством с ваучерами и залоговыми аукционами).

И как результат - во власти осталось прежнее ворьё и убийцы, только немного поменялись кланы у власти. И как пишет Буковский - этих преступников надо судить. Так или иначе. От мелких жуликов до крупных воров и кровопийц. Нынешним ли судом (как, например, пытается в мелочах добиться Навальный: http://navalny.livejournal.com/768312.html). Будущим ли судом. Самосудом, как у приморских партизан. Тут подходит и закон им.Магнитского для наложения санкций на преступников, неподсудных в РФии.

Преступники должны быть осуждены и понести наказание. Это и есть те рамки, в которых есть смысл действовать по отношению к путинцам.
Именно - СУД и НАКАЗАНИЕ.

И при всей жёсткости желательно делать это максимально мирными средствами. В случае приморских партизан мирных средств не оставалось - и потому гражданской активностью люди занялись с оружием в руках, которое взяли для самозащиты от банды террористов в местной власти. Но такой способ не даёт раскрутить массовость движения по наказанию преступников во власти. Мирные же способы позволяют втянуть больше людей, сделать из "хомячков" граждан. Ибо только Граждане смогут побороть преступников во власти и устроить себе власть правильную. Без критической массы Граждан население так и останется пассивным стадом, которое жуликоватые "пастухи" будут гонять, резать и стричь. Именно наличие массы Граждан защитит от перерождения в жуликов и воров тех, кто придёт на смену нынешним жуликам, ворам и убийцам. Может кто-то и не устоит - но такие должны будут вылетать из власти до того, как обрастут своими кланами и своими вертикальками преступников во власти.

В общем, если коротко, то "чем хуже - тем лучше" нужно только к тем, кто следует этому завету бандита Ленина. А остальным людям для гражданской активности лучше не полный абзац устраивать ("чтоб зашевелились"), а втягивать в эту гражданскую активность с обучением тому, как это делать. При полном абзаце новых сложных знаний не получишь, а сможешь использовать только то, чему научился ранее. Бороться же за свои права и интересы людей отучали почти век совка и постсовка - и этому надо учить людей в более-менее мирной обстановке.



В заключение о тех, кто не сможет воспринять смысл текста, увидев у меня ссылки на Эхо Москвы, Буковского и Мальгина.
Умному достаточно и каждому своё. Кто не может отделить смысл слов от того, откуда они идут - тот не имеет собственной позиции, а ориентируется на внешние авторитеты. Для зелёного пионера это нормально - на словах и действиях авторитетов учатся. Но для того, чтоб быть Гражданином и что-то Решать, стоит иметь собственные мозги.

Ещё добавлю - про осуждение войн в чечне в тексте Буковского. А точнее про тот беспредел, который устраивали с мирным населением. Может кого порадует, что каких-то невоюющих чечен похищали, унижали, пытали и убивали (с воюющими другой разговор - только вот разговор этот кончился миллиардами для Кадырова и устройством в ментуру). Только русским людям это вообще не нужно. На чеченах тренировали омоновцев, чтоб они точно так же себя вели против русских - теряли всякую человечность и по приказу шли убивать мирное население. И они себя именно так и ведут.


http://avmalgin.livejournal.com/3543903.html
Январь 21, 2013 11:56 am - Какой еще диалог?
Поразительно, но до сих пор всюду читаю призывы к оппозиции вступить в диалог с властью:
http://blog.dp.ru/post/4753
"...нынешняя оппозиция уперлась гордым рогом и однозначно заявила, что ни о чем с этой властью договариваться не станет. О каких переговорах может идти речь, если прогулка с писателями сменилась маршем против негодяев, а затем маршем против палачей... Политика — это не только концентрированное выражение экономики, но, прежде всего, умение мирно договариваться с политическим противником".

И всё в таком роде.

Лучше всего ответил на это мудрый Владимир Буковский (которому, кстати, недавно исполнилось 70 лет, кто-нибудь это заметил?):

http://www.echo.msk.ru/blog/bukovski/849338-echo/
блог, Владимир Буковский, писатель, политический деятель
"Круглый стол" или скамья подсудимых? (К вопросу о правосудии и словоблудии)
16 января 2012, 22:31

Нынешние российские споры о возможности переговоров с режимом «жуликов и воров», на мой взгляд, упускают из виду самую суть проблемы.
Все мы понимаем, что речь идет не просто о жуликах и ворах, но и убийцах; однако сказать об этом вслух пока осмелились, кажется, лишь Алексей Навальный и Андрей Некрасов.

Этот режим стоит на крови в самом прямом смысле слова.
Он и начинался с преступлений против человечества, со взрывов жилых домов, с геноцида в Чечне.
Все время, пока этот режим существовал, он убивал людей: Старовойтова, Щекочихин, Юшенков, Политковская, Литвиненко, Эстемирова, Маркелов, Бабурова, Червочкин, Аушев, Магнитский – лишь самые известные из его жертв. Пока эти преступления не расследованы, пока виновные не предстали перед судом, мы не сможем сказать, что покончили с кремлевской бандой.

Почему же, столь охотно (и справедливо) обвиняя режим в коррупции, лжи, фальсификациях, провокациях, и даже узурпации власти, многие так и не решаются говорить о самых страшных его преступлениях?
Бесспорно, выдвигать такие обвинения – тяжелая ответственность. Предположим, с жуликами и ворами еще можно договориться миром: пусть, мол, вернут награбленное и идут на все четыре стороны. Но если речь идет об убийствах, вернуть украденные жизни невозможно – а стало быть, невозможен и компромисс с убийцами.
Когда у народа украли Газпром, Лукойл и голоса на выборах, народ может простить воров. Убийц же прощать некому. Живые не вправе это сделать.

Это отнюдь не вопрос отвлеченной морали – это и вопрос практической политики.
Не случайно главные лозунги общественного протеста сейчас сформулированы в терминах, так сказать, уголовного права. Страна восстала не против чьей-то политики, не против какой-то идеологии, а именно против уголовщины во власти. Такая революция не может закончиться «круглым столом» – по сути, сделкой преступников с правосудием. Она может закончиться только судом. В худшем случае – самосудом.

В этом смысле попытки «наладить диалог» с властью не просто вредны, но самоубийственны.
Десятки и сотни тысяч людей выходят на улицы требовать правосудия, а отнюдь не «круглого стола» с кремлевскими паханами. Любые переговоры в такой ситуации будут восприниматься как преступный сговор; тот, кто на такие переговоры пойдет – как сообщник мафии. Прожив достаточно долгий исторический период при мафиозном режиме, российский народ вполне тонко понимает этику бандитских разборок. Применить это знание к своей нынешней конфронтации с Кремлем для нас и естественно, и оправданно. Прав был умирающий Дон Карлеоне, наставляя своего молодого наследника: войны не избежать, и первый, кто предложит тебе вступить в переговоры с врагом, есть предатель. А народ наш и «Крестного отца» смотрел, и что еще важнее, прожил жизнь в России. Доверия к политикам у общества и сейчас-то немного. Болтовня же о «диалоге с властью» подорвет это доверие окончательно.

Столь жесткое отношение к самозванным переговорщикам вполне оправдано - в том числе, и нашим историческим опытом.
Так-то вот, свои четверть века назад, демократическая оппозиция потратила решающие годы на «диалог» с издыхающей советской властью. В результате номенкратурные жулики и воры успели спокойно переквалифицироваться в «демократы», и в этом новом качестве остались у власти. Вроде бы, диалог был нужен для того, чтобы смена режима прошла мирно, бескровно. Прошло лишь несколько лет, и обнаружилось, что вместо смены режима произошла лишь смена декораций: те же самые бандиты, переодевшись в другую униформу, принялись убивать и пытать людей в Москве, в Чечне, в отделениях милиции по всей России...
Хороша «бескровная революция» - реки крови, а свободы с демократией как не было, так и нет.

Да и польский «круглый стол» трудно считать позитивным историческим опытом.
Вспомним: режим тогда выторговал себе, помимо прочего, две трети мест в сейме и президентский пост на переходный период. И конечно, польская номенклатура потратила этот переходный период на то, чтобы укрепить свои позиции, остаться на плаву (при деньгах, при власти, при прессе) в новой Польше. «Круглый стол» затруднил и замедлил выздоровление страны на целое поколение. Как впоследствии выяснилось из архивов, никакой реальной нужды оппозиции идти на уступки на тот момент не было. Сам Ярузельский признавал тогда в своем кругу, что кабы не «круглый стол», его режим не продержался бы и нескольких месяцев. Характерно и то, что в конце концов – пусть двадцать лет спустя – полякам все же пришлось посадить Ярузельского сотоварищи на скамью подсудимых.

Классический пример быстрого и без рецидивов избавления страны от тоталитарной заразы – послевоенная Западная Германия.
Конечно, ее выздоровление стало возможным только благодаря Нюрнбергскому процессу. Только вскрыв и осудив все преступления режима, страна может двигаться вперед. Польше потребовалось почти двадцать лет, чтобы убедиться в этом и на собственном опыте. Какой-нибудь Камбодже потребовалось более тридцати лет – но и лидеров «красных кхмеров» тоже в конце концов пришлось судить. Россия, не решившись в свое время устроить суд над советским режимом, заплатила за это дороже всех. Хотелось бы надеяться, что на сей раз мы не повторим той же ошибки. Но несомненно и то, что кремлевская мафия постарается любой ценой предотвратить такой суд.

Они не те люди, которые станут героически отстреливаться до последнего патрона.
Но свой последний козырь – реальную или мнимую угрозу кровопролития – они используют сполна. Скорее всего, именно на то, чтобы загнать нас за «круглый стол» - что будет означать, как минимум, иммунитет для целого ряда кремлевских паханов. А ведь иммунитет - это не просто цивилизованный отказ от мести; это еще и отказ от расследования их преступлений. Пусть даже они бросят на пики стрельцам парочку самых ненавистных бояр – скажем, Чурова и Путина (этого последнего, кстати, им в любом случае опасно оставлять в живых – он слишком много знает, и если дело дойдет до суда, вполне может выдать подельников); но еще у многих тысяч жуликов и воров на лбу не написано, что они жулики и воры. Тут нужно объективное расследование и справедливый суд; иммунитет же будет означать для них вечную презумпцию невиновности. Произойдет смена лидеров, какие-то косметические реформы, но не смена режима. «Лубянская преступная группировка» опять извернется и останется у власти, незаметно украв и эту революцию. На то они и жулики, и воры.

Словом, если состоится такой «круглый стол», то круглыми там будем только мы - круглыми идиотами, сумевшими прозевать дорогой ценой завоеванную победу.
И когда поднимутся по всей стране новые «приморские партизаны», вершить на свой лад украденное у них правосудие – кто их осудит? Виноваты будут не они, а самозванные лидеры революции, предавшие ее справедливые требования; кричавшие вместе с народом «не забудем, не простим!», и тут же побежавшие торговать забвением-прощением в обмен на министерские портфели.

Не о «круглом столе» нам сейчас надо думать, а о своем собственном долге перед страной и историей: осуществить правосудие, причем в цивилизованных формах.
По счастью, пока высоколобые московские политики все еще тешатся иллюзиями, нашлись в стране и более ответственные люди. В регионах уже началось движение за избрание общественных трибуналов для расследования и правовой оценки преступлений режима. Даже без карательных полномочий, такие трибуналы помогут избежать самосуда с одной стороны, и безнаказанности с другой. Конечно, наравне с региональными, понадобится и всероссийский трибунал для расследования наиболее масштабных преступлений режима. Начинать несомненно надо с его первородного греха – взрывов домов в 1999 году, который и привел режим к власти. Если для расследования пока недостаточно фактов и доказательств, вполне законным требованием станет выдача документов, свидетелей и подозреваемых для таких расследований. А начинать эту работу надо сейчас. Завтра уже может быть поздно.

Конечно же, режим будет защищаться – ожидать легкой победы после всего лишь пары митингов наивно и безответственно.
Уже сейчас режим находится в положении знаменитой путинской крысы, загнанной в угол. Много лет назад, поглядев в крысиные глаза, Путин увидел свое будущее – и если он не вполне понял тогда смысл пророчества, он несомненно понял его в минувшем декабре. Вопрос теперь лишь в том, дадим ли мы крысе возможность броситься на нас, или ударим первыми. И если уж бить, то бить надо в самое уязвимое место. Чем быстрее мы эту крысу прикончим, тем безболезненнее это пройдет для страны.

Не будем себя обманывать: конфронтация с властью неизбежна, к ней надо готовиться, и если нам нужен сейчас польский опыт, то не «круглого стола», а противостояния военному положению.
Надо быть готовыми к тому, что режим попытается интернировать оппозиционных лидеров и активистов, в центре и на местах. Подготовить себе на этот случай резервные квартиры, телефоны, выход в интернет, простые средства печати. Надо быть готовыми и к тому, что интернет и мобильная связь будут на какое-то время вообще отключены - и подготовить альтернативные средства коммуникации. Приготовиться надо и к тому, что оппозиционные СМИ не смогут функционировать – и заранее договориться об экстренных средствах информации и организации.

Конфронтации не избежать - думать надо о том, как избежать крови.
Переговоры тут ничем не помогут, как не помогут переговоры с загнанной в угол крысой. Допустим, выторгуете вы у них обещание не использовать силу – кому это обещание поможет, кто ему поверит? Пока в Кремле сидят серийные убийцы, опасность кровопролития никуда не денется. Спасать страну, спасать невинные жизни надо не вместе с ними, а от них. Если режим еще достаточно силен, чтобы отбиться от революции, то на существенные уступки он не пойдет, а переговоры использует, чтобы расколоть и скомпрометировать оппозицию. Если же режим достаточно слаб, чтобы договариваться всерьез, то на уступки не должны идти мы. Тогда уже надо требовать безоговорочной капитуляции. Нельзя допустить, чтобы революция стала кровавой; но нельзя допустить и того, чтобы она стала фальшивой. Как показывает опыт, фальшивая революция тоже оборачивается большой кровью.

Конечно, предвидеть все сценарии событий невозможно.
Надо только помнить, что мы имеем дело с лжецами и преступниками, веры им нет, компромисс с ними невозможен. Как и освобождение политзаключенных, как и честные выборы, расследование преступлений режима не может быть предметом торга. Это – непререкаемая, ясно высказанная воля народа, и любые уступки по этим вопросам будут вполне справедливо восприняты как предательство. А пока режим не готов капитулировать, говорить с ними вообще не о чем. С моей точки зрения, простой и логичный ответ на все эти вопросы уже давно дал Иван Андреевич Крылов:

«Ты сер, а я, приятель, сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю;
А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой».
Tags: ПЖиВ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment