Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

про коллаборационизм

Можете посмотреть, как работают коллаборанты на примере заключённых и "правозащитников" в мордовской исправительной колонии 14, где сейчас производятся проверки по жалобе Толоконниковой. Туда поехали с проверкой люди из путинского "Совета по правам человека", "Общественной палаты" и журналисты с 1 канала и РенТВ.

Очевидно кампания будет направлена на то, чтоб представить, что "ничего и не было", что якобы Толоконникова "всё придумала". Давайте посмотрим, кто же там придумывает:
==============
Статья в Комсомолке, известной своей пропутинской пропагандой:


http://www.kp.ru/daily/26138/3028125/
Алексей ОВЧИННИКОВ, Александр ГРИШИН (вчера, 2013.9.25, 20:20) Фото: Евгения ГУСЕВА
«Толоконникова плохо знает содержание своего письма...»

1) Сразу заголовок - он противоречит другой инфе, более ранней. Очевидно на тот момент ещё не решили, как будут отвечать в СМИ или не скоординировали свою пиар-кампанию по дезинформации:
===
http://ria.ru/society/20130925/965717048.html
Представители СПЧ встретились с Толоконниковой
Тема: Проверки ФСИН по заявлению Толоконниковой
13:3225.09.2013 (обновлено: 19:31 25.09.2013)
...
"Ничего другого она не сказала. Она твердо стоит на своих убеждениях, которые она высказала. Мы сейчас должны посмотреть, как это выглядит", — сказала Каннабих.
===
Откуда в Комсомолке взяли эти слова? Это оценочное суждение некоего члена Общественной палаты Мордовии, протоиерея Александра Пелина, который с Толоконниковой почти не говорил. Его сразу направили к другим зечкам (о них далее). Вот его слова:
===
- Вам удалось поговорить с Толоконниковой?

- У меня с Надеждой состоялся кратковременный разговор. Я задал ей вопрос о возможности посещать храм. Она ответила, что осужденные эту возможность имеют, но их очень сильно донимают на производстве и мало свободного времени. Хотя другие женщины говорят обратное. Я спросил: не хочет ли она в качестве благославления иконочку Казанской Божией Матери, она приняла ее. Она совершенно по-доброму говорила, и не видела во мне, как в представителе Церкви, врага. Возможно, осознает, что она совершила. Она вменяема, здорова. Но, по-моему, по большому смыслу, это письмо — пиар-ход.
===
Вот так. Ничего не узнал, а уже про "пиар-ход" рассуждает. Насколько я понимаю, давать оценочные суждения прежде высказывания фактов - это признак дилетантства, а возможно и некомпетентности. Сам за собой замечал, что по новым ситуациям такое моё первое мнение бывает ошибочным или неточным и приходится поправляться. Так что не буду пока заявлять об ангажированности этого проиерея, но дилетантизм его на лицо.

А вот и его фотка в компании зечек, которые ему "всё-всё рассказали":


Протоиерей Александр Пелин в помещениях колонии "ИК-14". Фото: СОЦСЕТИ

===
2) Видите зечку, ближе всего стоящую к проиерею Пелину? Все остальные находятся в удалении за столами - т.е. и не приближались к проверяльщику.

Давайте послушаем, что говорит эта зечка. Комсомолка нам предоставляет возможность увидеть и услышать. См. последнее видео на страничке с заголовком "Цех в ИК-14, где работает Надежда Толоконникова". Что мы слышим? Да вообще-то какой-то СТРАННЫЙ поток речи. Она говорит о том, ЧТО ЕЁ НЕ СПРАШИВАЮТ. Чешет прямо как по жалобе Толоконниковой:
-- обстановка у нас нормальная, туалеты у нас в отрядах, горячая вода есть, на промке нас не заставляют работать, мы сами работаем для себя, чтоб лишний раз не просить у родителей там чего-то, потому что мы как бы взрослые, у нас самих дети уже у всех. У нас ремонты постоянно ведутся, у нас благоустраивают, то есть у нас здесь вообще всё хорошо.

Эдакое трататата с пулемётной скоростью с кучей фактов и без каких-либо вопросов от корреспондента. Ясно же, что этому её научили. ДИАЛОГА НЕ БЫЛО.

Можно даже посмотреть, КАК она обманывала - на глазные ключи доступа, к которым она обращалась перед своей тирадой:


Прикрывает глаза и поворачивает их налево. Читаем про глазные ключи доступа, которые используются в НЛП (но обнаружены были раньше):

===
http://trenings.ru/entsiklopediya-nlp/modeli/460-model-nlp-klyuchi-glaznogo-dostupa.html
Модель НЛП:: Ключи глазного доступа

А - аудиальное вспоминание.
Звуковая память – интонации, голоса, звуки, музыка.
Все воспоминания об аудиальном опыте: звук капающей из крана воды, звук флейты, голос вашего начальника и т.д.
===
Так что перед тирадой зечка обратилась к голосу своего начальника и воспроизвела то, что с ним связано - этот самый трататата-текст. Никаких других ключей в этом монологе не было, т.е. этот текст был единым образом, единым воспоминанием и целиком воспроизведён с одного "ключа" - очевидно с голоса инструктирующего её начальства.

И так, вот первый факт введения комиссии в заблуждение. Дилетант протоиерей повёлся на это трататата - т.е. он не только дилетант в построении собственных суждений, но и дилетант в обращении со свидетельствами.

Кстати, видео в комсомолке помечено (с) Пелин - т.е. этот протоиерей и есть оператор.

3) Далее. Второе видео в статье с заголовком "Член Общественной палаты Мария Каннабих встретилась с заключёнными ИК-14".

Факт: при том, что уже известно о давлении администрации на заключённых, чтоб они не сообщали компрометирующую инфу о порядках в колонии, Эта Каннабих встречается с заключёнными в группе по присмотром администрации.

Можно ли из этого видео почерпнуть какую-то инфу? Лично мне не ясно, а были ли нормальные встречи без давления администрации и лишних глаз? Т.е. это видео вообще ни о чём. Оператор/протоиерей Пелин (чей (с) стоит в Комсомолке) опять же не знает, что снимать, чтоб это было доказательством реальной работы проверяющих. Или не хочет.

4) Ну и Каннабих расписала под конец дня всё "как надо". С нейтрализацией мнения другого проверяющего и забалтыванием всех претензий Толоконниковой:

===
- Мария Валерьевна, какие выводы сделали? - позвонили мы позже члену СПЧ Марии Каннабих.

- Проблем пенитенциарной системы очень много (и далее водопад неконкретной трескотни) Много разговаривала с заключенными, они мне не подтвердили жестокого обращения к ним. ...

- Там действительно так ужасно, или что-то преувеличено?

- Туалеты находятся на улице, но это второй, дополнительный туалет: в каждом отряде есть и свои.

(Это при том, что претензия Толоконниковой не в том, что туалетов в отрядах нет - видео душевых и туалетов в КП приложили (№3) - а что туда никого не пускают, и приходится бегать во двор, по разрешению начальства. Т.е. проверять надо было как раз то, что туалетами пользуются, а не то, что они идеальны и пахнут только хлоркой.)

- Ваш коллега Илья Шаблинский уверяет, что у него от услышанного в колонии «волосы дыбом встали»...

- Мы с ним все врозь посмотрели. Ну, наверное, это потому, что он в первый раз приехал в колонию, а первый раз все это кажется ужасным...
===
Этой ночью "поработают" с Шабалиным, чтоб подогнать его публичную реакцию под пиар-кампанию выпуска пара. Я так думаю. И очень зря, что не было брифинга для журналистов по выходу комиссии из зоны. Чтоб не давать опомниться, выдумать что-то или скрыть, чтоб не было времени надавить на членов комиссии. Это претензия и к Верзилову, который разрывается между мордовией и Н.Новгородом, где уже через несколько часов будет суд с участием Алёхиной, а потому Верзилов просто зашивается и не отслеживает, что стоит сделать. Это и претензия к самой комиссии, которая - судя по её действиям, судя по тому, что сама не устроила брифинг по выходу из колонии - или некомпетентная, или ангажированная, или и то, и другое сразу в разной степени для разный участников.
================
5) Теперь про Хасис. Она тоже говорит своё мнение, что Каннабих коллаборантка, и в очередной раз скажет, что всё хорошо. Заодно она говорит, что не верит, что кто-то с проверками что-то сможет сделать, т.к. проверки - это всё подставы. Но именно это её мнение сейчас будут тиражировать в качестве "обличения" Толоконниковой. Барановский в очередной раз выступил как дятел, что взял интервью у Хасис не в поддержку волны, которую нагнала Толоконникова, а против неё. Это когда он спрашивал отсидевших, ему могли прямо рассказать про нарушения законов администрацией. А спрашивая у ещё сидящей - он или подписывал её на борьбу, к которой она могла быть не готова (с таким дурнем в поддержке с воли, конечно, не будет готова), или подставлял её под то, чтобы соблазниться полить политоппонентку. К Хасис особо без претензий - ей ещё до 2027 сидеть, а с такой слабой поддержкой в лице РусВердикта совсем не побунтуешь, как Толоконникова.

О том, что же может сделать Толоконникова со своей поддержкой - она может привлечь внимание общества к проблеме сидящих. И уже привлекла. Так что чем больше сидящие будут коллаборанствовать в пользу администрации, чем больше будут скрывать проблемы - тем меньше шансов на разрешение этих проблем. По идее, зону вообще могут закрыть за нарушение санитарных норм (как уже произошло недавно где-то под иваново). И для этого адвокат Толоконниковой Динзе нагоняет уже проверок.


http://www.specletter.com/obcshestvo/2013-09-25/komissii-i-zhurnalisty-uedut-a-my-ostanemsja.html
«Комиссии и журналисты уедут, а мы останемся»
Евгения ХАСИС, заключенная ИК-14 (Мордовия)
Правозащитник Алексей Барановский поговорил с Евгенией Хасис, еще одной заключенной, содержащейся в мордовской женской колонии №14, расположенной в поселке Парца, где отбывает наказание Надежда Толоконникова.
25 сентября 2013
...
— Ты можешь рассказать, что происходит в колонии в связи со всеми событиями, связанными с Надеждой Толоконниковой?

Могу рассказать, но думаю, что это вряд ли понравится либеральной общественности и тем людям, которые поддерживают Надю.

Про то, что положение Нади в колонии, мягко говоря, исключительное, говорилось в прессе неоднократно. Все ее требования и пожелания относительно нее самой администрацией выполнялись. То есть у Нади все было вполне хорошо в плане быта и режима по сравнению со всеми остальными...

— А как к этому относились все остальные заключенные?

Спокойно. Мол, ну вот ты для себя что-то «выкружила» — молодец. Но нам-то что до того? Ничего. Остальные все так же продолжают жить согласно режиму, красиво встречать очередную комиссию, красиво ходить строем и так далее. И тут ни с того ни с сего, как гром среди ясного неба, Толоконникова (у которой по режиму и быту все хорошо) объявляет голодовку, не выходит на работу и заявляет какие-то требования от лица всех заключенных. Это было бы оправданно, если бы после этого она, обладая авторитетом среди заключенных, вывела бы всю колонию (или хотя бы свой отряд) на плац и все заключенные подтвердили бы озвученные ею проблемы и требования. Но никто не выходит.

(Замкнутый круг получается. У Толоконниковой есть возможность привлечь внимание всего мира к этой колонии, чтоб была возможность решить проблемы, но зечеки так забиты, в т.ч. и Хасис, что не хотят ничего о реальных проблемах сообщать. А в выигрыше с этого будут только преступники в погонах вохры.)

— Почему?

Потому что, во-первых, она здесь не авторитет, а во-вторых, Надя весной вместе со всеми СМИ и правозащитниками уедет, а мы все тут останемся жить, как и прежде... Сейчас Надя себя ведет ровно в стиле того сообщества, из которого она попала за решетку. Она ведет себя как современный художник, творец современного искусства, которое никто, кроме его создателя, не понимает и не принимает. Ну представьте себе картину: молоденькая девочка с очумевшими глазами ни с того ни с сего хватает свой матрас и начинает бегать по баракам с криками: «Женщины, я вас спасу! Женщины! Я за вас!» — это в прямом смысле слова. Женщины при этом смеются и закрывают двери, чтобы она не мешала им заниматься хозяйственными делами, а она продолжает бегать дальше. Осужденным, за которых Надежда якобы радеет, такая «правозащита» не нужна. При этом Надя это все прекрасно знает. И понимает, что если здесь за колючей проволокой есть проблема, то ее нужно здесь и решать, тихо и изнутри. Такие тут правила жизни и выживания. Но она все это вывалила наружу не для решения проблем заключенных колонии, а сугубо ради внешнего (за пределами учреждения) скандала.

(Тихо изнутри там устраивают рабство. И пока нет никаких средств влияния на этих преступников в администрации, от Тихо будет только Лихо. Попытка тихушничать без возможности ответа - это попытка играть в поддавки с людоедом. Как минимум тут стоит жаловаться на то, что не пропускают почту и жалобы. Чтоб пробить хотя бы канал влияния на этот тихий омут с чертями-начальниками)

— А бытовые проблемы, о которых Толоконникова говорит в своем письме, имеют место быть?

Быт в колонии труден и непрост — да. Есть моменты, которые многим бы хотелось изменить, — да. Есть бытовые и режимные вопросы, которые хотелось бы улучшить, — да. Но таких моментов и вопросов и в обычной (вольной) жизни у каждого человека много. Только окружающий нас здесь мир в разы меньше и ограничен забором. Тут не все легко и просто, но в целом можно приспособиться, не унижаясь и не теряя достоинства, найти те механизмы, которые здесь есть для решения многих проблем, в том числе и бытовых.

(Вот этот момент, где Хасис выбрала не подтверждать слова Толоконниковой и освободившихся из этой колонии. Т.е. с ней делают тоже самое, что и с Толоконниковой, что и с прочими зечками, но она отказывается об этом говорить - слаба её поддержка, не может она её защитить.)

— Как, на твой взгляд, ситуация будет развиваться дальше?

Ну, сейчас вот в очередной раз приезжают Масюк и Каннабих, которые в очередной раз установят, что нарушений нет. Все друг другу поулыбаются, приедут журналисты, посмотрят на Наденьку, она даст интервью, после они там, на выходе, будут рассказывать, что мы все «бессловесные рабы» и безвольные животные, которые послушны творящей бесчинства администрации, а Надежда — это такой луч света, который пытался нас всех спасти. Как итог — Толокно обновит свой имидж, а колония продолжит жить своей жизнью. И это все понятно. Но, Надь, мы-то тут все при чем?

=================
6) А теперь сравните с тем, что тот же Барановский узнал у бывшей зечки, над которой уже не висит угроза расправы с ней за слова правды:

http://tihonov-hasis.info/2013/03/25/manusya/
25 Мар 2013
Бывшая заключенная мордовской ИК-14 рассказала, что собой представляет эта женская колония изнутри

Наталья Мануйленкова
Интервью «Особой буквы» с экс-заключенной колонии ИК-14 Натальей Мануйленковой: о политических зэчках Толоконниковой и Хасис, о правилах «гигиены», когда за стирку или мытье головы можно схлопотать рапорт, о бессмысленной работе и «вылеченном» туберкулезе, которым все равно болеют.
Материал подготовили: Алексей Барановский, Александр Газов.
...
— Алехина, кстати, она же и за права заключенных там, в Перми, поначалу принялась бороться, писала жалобы, что зимние платки зэчек слишком тонкие…

— Да, я читала. Если бы зэчки там были поумнее и, главное, порешительнее, то они бы ее лучше поддержали, когда Алехина «режим качнула» (когда еще такая возможность представится!), и все встали бы за нее, потому что платки зимние и в самом деле очень тонкие. Ну и не только в платках дело, вы понимаете…

(Перефразирую это для лучшего понимания читателями: если бы правый движ был бы поумнее и решительнее, то не тупил бы, а давно бы вписался с защитой своих сидельцев в общие правозащитные акции. Особенно когда так качают систему, как это сделала Толоконникова сейчас - с дичайшим количеством проверок и общественного внимания. Но нет - Толоконникова не авторитет, не вывела весь отряд на плац, не убедила всех повторить эти претензии на плацу. Ну так что ж это не сделает Хасис? Она тоже не авторитет? А кто авторитет? Тот, кто с администрацией дружит, как эта зечка с КП-шного видео, которая умеет запоминать длинные речи?)

— Говорят, в женской колонии во втором десятке лет XXI века нет горячей воды.

— Ну, вот представьте, нет. Баня раз в неделю — на дровах, что сами нарубили. А работа на промке каждый день. Представьте, синтепон, все это, вся продукция, а кто на меловке стоит?! А воды горячей нет, и в бараках мыться запрещено, типа антисанитарию чтобы не разводили в отрядах. Ну, естественно, женщины все равно моются, потому что только какие-то чушки не будут мыться, и за это на тех, кто моется, надзиратели пишут рапорта. За то, что женщины хотят оставаться женщинами.

То есть помылся в отряде, тебя засекли, увидели либо подсмотрели по видеонаблюдению, что ты с мокрыми волосами идешь, — рапорт, постиралась — рапорт, посушилась — рапорт. То есть там ничего нельзя.

— Там же есть какая-то комната санитарной гигиены для целей помывки?

— Да, есть и работает она до девяти часов вечера, и ходить туда ты можешь только в сопровождении сотрудника, потому что перемещение без сотрудника по территории зоны запрещено (хотя локалки в зонах по закону в РФ давно запрещены, но не в Мордовии).

Вот представьте, в колонии сейчас примерно тысяча человек, половина из них на промке работает в одну смену, вторая половина во вторую (за исключением пенсионеров и инвалидов). Ты должен отработать, сходить несколько раз на проверку-построение, успеть прибраться у себя в отряде, отработать на хозработах, если очередь пришла, и сходить до девяти вечера в «гигиену», но как ты туда пойдешь, если передвижение запрещено? У них нет логики в этом плане вообще: ты должен мыться только в «гигиене», но идти туда нельзя. По правилам ты должен позвонить в дежурную часть, попросить контролера: сопроводите меня в комнату гигиены, и контролер должен сопроводить тебя в комнату гигиены. Тысяча человек в колонии, еще раз говорю, 13 отрядов.

— А стираться тоже нельзя?

— Тем более, конечно! Стираться нельзя по той же самой причине — чтоб не разводить антисанитарное состояние. Сушиться тоже нельзя, потому что это, дескать, непременно спровоцирует туберкулез в отряде. Но возле каждого отряда находится сушилка для белья — веревки просто натянуты, но в отряд нельзя заносить даже полусухие вещи. Но сухими зимой они не смогут быть в любом случае, потому что влага замерзает — законы физики пока никак не подчиняются приказаниям тюремной администрации. А осенью идет дождь, и идет он в Мордовии по несколько дней напролет. Чем тебе поможет уличная сушилка?

Вот есть у заключенной зеленая форма, два комплекта, вот ты одну постирал и ходи во второй месяц, пока дожди не закончатся.

— И что же делают заключенные?

— Да все равно все моются и стираются, несмотря на весь этот бред, просто делают это грамотно. Всегда на «шухере» стоит человек, в задачу которого стоит кричать, если вдруг кто идет, и кричат так, что издалека слышно (смеется). И даже если кто-то не хочет мыться, то «местное самоуправление» его заставляет. Потому что от таких вонючих замарашек и появляются антисанитария и туберкулез, о котором так переживает администрация. То есть эпидемий в колонии нет не благодаря, а вопреки действиям администрации учреждения.

Но надо сказать, что и контролеры бывают нормальные. Ну вот зашли, а ты не успела что-то надеть на себя. Сидишь такая в зеленом пиджаке на голое тело с мокрыми волосами, или с тебя вообще вода стекает, или ты в пене стоишь (улыбается). Бывают нормальные люди, которые понимают, что не мыться нельзя, и они не пишут рапорта. Так брови нахмурят и уходят.

А бывают и сотрудники, которые специально «ищут рапорта», то есть ходят под окнами, караулят, когда кто-нибудь пойдет мыться. У них норма по рапортам: если рапортов мало — надо сделать больше. Смене дают такое задание на летучке: вы должны принести столько-то рапортов, и неважно, каким образом вы это сделаете. Палочная система…

— Выше мы говорили о холодных зимних платках. Допустим, они обосновали, что мыться нельзя, потому что это провоцирует антисанитарное состояние, хотя все наоборот, но платки-то почему нельзя?

— Потому что существует «форма установленного образца для осужденных женщин». У нас висит в каждом отряде два плаката, один — с летней формой, другой — с зимней. Серый уставной платок, зеленое пальто, зеленые брюки и черные ботинки — вот так все и должно быть. Они ходят и смотрят, если ты надела теплый платок, то могут подойти и сказать, чтобы через две минуты этот платок был сдан ответственному сотруднику. У тебя забирают этот платок и показывают на плакат.

— Мда-а-а…

— Ну, правда, иногда в особые морозы всем или людям с заболеваниями разрешают под уставной платок поддевать теплый, но чтоб человек от плаката все равно не отличался! Или, допустим, в 14-й колонии можно в брюках ходить, то есть у тебя есть выбор — юбка или брюки, а на «двойке» в соседнем Явасе (в ИК-2, которая для рецидивисток и… матерей с детьми!) только юбки. То есть ты не имеешь там права зимой в 30-градусный мороз на построении быть в брюках, ты должна быть только в юбке, ибо брюки выдаются только и исключительно, чтобы шить на промзоне. Так что в некотором смысле у нас немного получше, чем там.

«Главное, чтоб зэк задолбался»
— Какие еще «развлечения» устраивает администрация заведения для заключенных?

— Зимой чистим снег, плац должен быть стерильным, он как священное капище. Когда выпадает снег (а бывает, что выпадает по 20 сантиметров в сутки), с шести утра перед зарядкой зэчки начинают все сметать — и появляются большие кучи. Эти кучи несут в сумках (носилок нет) к туалету в жилой зоне, это самое «невидное» место для любых комиссий и проверок, туда все наваливается, и получается огромная куча снега.

Через несколько дней, естественно, говорят, что эту кучу тоже нужно убрать, чтобы жилзона была совершенно пустой и чистой. И все это переносится на промзону — еще метров на 200 дальше. Каждая осужденная берет сумочку — баулы такие, знаете, рыночные, клетчатые. Можно один баул со снегом вдвоем тащить, можно в одиночку. Лопатами снег загружается в баул, и все — понесли. Снег оттаскивается к туалету на промзону, туда комиссии вообще не доходят.

— Зачем все это?

— Главное, чтоб зэк задолбался, зэк не должен сидеть на месте (смеется).

— То есть, по сути, в администрации никто и не хочет, чтобы прислали трактор или грузовик за снегом, иначе придется придумывать новое занятие для зэков?

— Конечно. Зимой носим снег, а летом щиплем траву руками, потому что газонокосилки, естественно, нет, косы нет, а трава растет, и у нас должен быть аккуратненький газон. И везде, где в колонии растет трава, ее надо выщипать руками.

Однажды, когда мы ждали бывшего директора ФСИН России Реймера, решили, что на газоне нужно сделать мордовские узоры из земли, и всем пришлось перетаскивать дерн с одного места на другое: где была трава — нужна была земля, а где была земля — нужна была трава. И вот вся зона этим занималась.

— И как, получились узоры?

— Конечно, прекрасные мордовские узоры. Мы тогда за десять дней ремонт во всей колонии сделали, не то что узоры. Но Реймер так и не приехал (смеется).

— А осенью и весной что для вас придумывают?

— Ну как же! Осенью и весной задача номер один — это вычерпывание луж. Когда идут дожди, асфальт на плацу должен быть чистым и сухим — ну не то чтобы совсем сухим, но лишь слегка влажным. Поэтому берутся совочки для уборки мусора и вычерпывается вода. Всей зоной. А так как асфальт когда клали, его только ручными катками закатывали, естественно, асфальт бугристый и неровный. Поэтому процедуры вычерпывания луж повторяются через каждые полчаса заново.

— Мордовская ОНК к вам заходит?

— Пустая формальность. Если правозащитник приезжает действительно посмотреть условия, он не пойдет туда, куда его поведет администрация. Могу сказать, куда надо сходить инспекции: у нас в колонии в жилой зоне находится общественный, такой классический деревенский туалет, а через десять метров от него находится пекарня, где пекут хлеб и булки не только в зону, но еще и за зоной его продают. И ты стоишь где-нибудь посредине, и смотря с какой стороны ветер подует: с этой стороны подул — булками запахло, с этой стороны ветер — понятно чем.

Где логика в таком расположении объектов? Зачем строить туалет рядом с пекарней или пекарню рядом с туалетом?! Поэтому если будете с проверкой в ИК-14 — не идите, куда вас ведут, сходите проверьте, где там туалеты находятся…

— А в бараках туалеты есть? Или все удобства только на улице возле пекарни?

— В каждом отряде есть туалет, но туда никто почти не ходит днем. Почему? Потому что если какая-то очередная бессмысленная комиссия, то в «отрядном» туалете должно пахнуть хлоркой, и только хлоркой, а вы представляете, 100 человек в отряде?! Поэтому большинство ходит в этот уличный туалет, а те, кто в смену на промке, — в свой «промышленный». Ну а ночью пользуются теми, которые в отряде, да. Ночью комиссий, к счастью, не бывает.

— Как с медицинской помощью в учреждении?

— Очередь отстоишь, таблетку от головы дадут, при них выпьешь и пойдешь дальше. Если с воли засылают какие-то специальные лекарства, то нужно, чтобы был приложен сертификат препарата, документ из аптеки — чек, что лекарство было куплено в аптеке, а не абы где. И когда все это присылают, лекарство попадает к местным медикам, у которых твой препарат и хранится, и принимаешь ты его только из их рук.

— Как насчет туберкулеза?

— Туберкулез гуляет, ну вот сейчас, может, поменьше, а летом сильно гулял. У нас по «скорой» увозили людей. Температура у человека держится, всем же сначала плевать, а потом бац… и распад легких. Раз в полгода машина приезжает, делают флюорографию, но с нее толку нет. У одной из девушек, у которой распад легких был, — ей сделали флюорографию, но она ничего не выявила. А буквально через месяц у нее температура, и увезли ее в тубанар.

— Туберкулезных больных в какой-то один отряд распределяют?

— Нет, куда попадут, они есть во всех отрядах.

— А почему администрация их не собирает в один отряд?

— Потому что это «вылеченный» туберкулез. Потому что единственное место в мире, где вылечивают туберкулез, — это ЛИУ-3 Мордовия (лечебно-исправительное учреждение. — Ред.), через которое все туберкулезные заключенные, прежде чем попасть в обычную мордовскую колонию, проходят. Там так и говорят: «излеченный туберкулез».

И более того, если раньше ты в отряде имел свою ложку, свою кружку, свою тарелку и ты все мыл сам, то теперь это все запретили. Ты идешь в общую столовую, тебе выдают поднос и в казенные тарелки накладывают казенную еду, льют компот в казенные кружки, дают казенные ложки. Но! Вы же помните, что в колонии нет горячей воды, поэтому «хозовская» посуда моется только холодной водой. У них вроде есть какая-то дезинфицирующая жидкость, но тем не менее. Естественно поэтому, что ложки воруют, — потому что, извините, «туб»! ВИЧ ладно, он не передается, но «туб»…

— А домашние животные были у вас там?

— Да, кошки, они сами к нам приходят в добровольное заключение (смеется). Их потом периодически отлавливают и в мешки собирают на вынос за территорию. Кошачья охота происходит так же по «палочному» принципу: чтобы к вечеру у каждого ответственного сотрудника, которому поручено, было по три пойманные кошки и ни кошкой меньше. Тут начинается настоящая пионерская зарница. Девки бегают с котами за пазухой, прячут их от облавы. Заходят сотрудники и котов ищут, где они обычно бывают, — а котов нет. Они в одну секцию, а ты с этим котом в другую, или спрячешь его в коробку, если вынести не успели. И водичкой его поливаешь, чтоб вылизывался — пока вылизывается, молчит, а ты сидишь такая улыбаешься с невинными глазами и молишься про себя: «Только молчи, гад, только молчи!..»

Материал подготовили: Алексей Барановский, Александр Газов.

============
6) Почитали, как администрация тупым ручным трудом зечек наводит порядок на территории?
А вот как это отражается в рассказе "проверки" - в лице дилетанта протоиерея Пелина.
Он видит показуху, и ведётся на показуху. Но не видит того, как реально зечки могут всем этим пользоваться, и какими усилиями эта показуха достигается. Ремонт окон, кстати, как я полагаю, это уже польза от шумихи - чтоб не было холодины в помещениях и администрацию не нагнули за нарушение санитарных норм.

===
-- ... Так вот, такое ощущение, что большая часть того, что Надежда изложила, неправда. На чем я это основываю? Во-первых, колония ухоженная, территорию нельзя так привести в порядок за один день, это не показуха к приезду комиссии. Посажены цветы, фонтан, прекрасный храм построен... Мы посмотрели условия их жизни, быта, в колонии идет смена старых деревянных окон на пластиковые, где-то уже заменены, где-то еще нет... Туалеты приведены в порядок, есть современные пластиковые душевые кабины... ... Трудности-то есть: еще не во всех бараках есть горячая вода, но в большинстве есть. Баня запущена, они туда ходят, в этом и сотрудники заинтересованы.
===
7) Ещё дезинформация, которую наплодил этот дилетант протоиерей Пелин. О том, как он "не подтвердил" холод в камере, куда засунули Толоконникову. Термометра у него с собой не было - никаких объективных фактов он не сообщил. А сообщил субъективные. Такие, какие мог сообщить крупный мужик, который до этого много двигался, который лишь на несколько минут зашёл в эту камеру, который НЕ ГОЛОДАЕТ, который отличился особым дилетантизмом в том, что не понимает, что и как надо проверять. А Толоконникова ГОЛОДАЕТ, не отличается крупными формами, голодом и помещением ограничена в движениях. Заодно Пелин не проверил наличие нехолодной воды в туалете. Что он вообще проверял? А НИЧЕГО!

- Вы в камере с ней встречались? Там действительно холодно?

- Холодно абсолютно также, как если вы сидите у себя на работе, а отопительный сезон еще не начался. Обычная комната, которая пока не топится, никто ее специально не морозит там. В камере Толоконникова одна, там созданы все условия, есть туалет.

Как раз, этот период, когда уже холодно, но не настолько, чтоб начали топить центральное отопление, как раз время наибольшей заболеваемости. Люди за ночь в неподвижном состоянии переохлаждаются и простужаются. Это без всякой голодовки, как у Толоконниковой.
Tags: acab, pussyriot
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments