August 9th, 2009

настоящее

Взгляд из Нью-Ёркино (Тюрин, ТОС)

Прочитал первую книгу Тюрина и сделал выписок - ключевые понятия и мысли в цитатах:

ГЛЕБ ТЮРИН. Опыт позитивного отношения к жизни.Взгляд из "НЬЮ-ЕРКИНО".Глеб Тюрин. "Опыт позитивного отношения к жизни. Взгляд из Нью-Ёркино"
Архангельск, 2003

(Самиздат? Распространение через интернет рассылку?)
СКАЧАТЬ: http://msps.su/docs/200609-Tyurin.doc

Ключевые понятия и краткие мысли:
  • системный подход
  • социальный консалтинг
  • группа поддержки
  • инициативная группа
  • группа местного развития
  • Помогать тем, кто помогается
  • миссионеры
  • социальные технологии
  • обучение взрослых
  • европейский опыт местного развития
  • общественный деревенский центр
  • служба занятости
  • надо ить, чтобы кто-то собрал
  • линия на открытость
  • формирование сообщества
  • способствовать вовлечению сельчан в активность
  • все зависит от нас самих
  • задействовать местные ресурсы
  • организовывать свое мышление
  • делать свое мышление более позитивным
  • серьезно работать над своей стратегией
  • проекты развития


Фамилии и названия:
эксперт: доцент МГУ Н.В. Зубаревич
эксперт: доктор политических наук, профессор Высшей школы экономики Елена Сергеевна Шомина
проект «Берегиня. Женщины и местное развитие»
Институт общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ)
делегация Европейской комиссии: Саймон Косгроув, руководитель Программы «Европейская инициатива в области демократии и прав человека»

Книжке не хватает картинок. Словесных описаний много, а вот фотографий нет. Да и фото действующих лиц не помешали бы. Возможно, в бумажном издании они были.

Цитаты:
Ответственность же за то, каким будет развитие, должна лежать на людях в этой деревне. Часто эту ответственность пытались повесить на нас и сделать из нас «спасителей». Но мы всячески старались от этого уходить. Поскольку, если люди не несут за себя ответственности, никакого развития быть не может.

Конечно, звучали и “неверная политика властей”, точнее, отсутствие ее как таковой. И безденежье. И провалы в законодательстве. Перестройка также получалась виновницей всех бед.
И все же основными причинами кризиса на селе были названы пассивность, равнодушие, непонимание, как действовать дальше, утрата ценностей, недостаток информации; неуважение к себе; неуверенность в себе; лень; неумение использовать опыт других; алкоголизм.
Участники встречи после долгих дебатов согласились, что с большинством этих причин можно успешно что-то делать на местном уровне, на уровне деревни.

3. В сельском хозяйстве.
- Создать свой конезавод (будут свои лошади, можно будет пахать).

[Вот оно как, большевики-коммунисты два раза Россию разграбили, и оставили её всё с той же "сохой"]

«Нам должны!», - эта одна из печальных черт нашей массовой психологии, наследие советских десятилетий: «Дайте нам! Решите за нас! Придите и сделайте». Этим людям и в голову не приходит, что они сами могут отвечать за себя и решать, по крайней мере, какие-то из своих проблем.

Бесплатного ничего нет. Все должно чего-то стоить, и должно чем-то возмещаться. Не обязательно деньгами.

«Да что вы такое говорите! Да разве, скажем, от нас зависит, будет ли дождь над нашими полями или та же политика правительства?». Хорошо, согласен. Есть, конечно, вещи, которые от нас с вами не зависят, и их немало.
Но у вас в любом случае есть свобода выбора, как к ним относиться. Ваша жизнь зависит от вас, потому что вы можете выбирать, где вам быть, что делать. И чему уделять внимание: тому, что вы можете изменить, или тому, что от вас не зависит. Так вот концентрировать внимание надо стараться на том, что от вас зависит. Вы можете это делать? Можете.
И вот давайте запомним, чтобы добиться успеха, надо:
  • Стараться концентрироваться на том, что зависит от вас.
  • Помнить, что успех зависит от того, что вы (не кто-то, а вы!) будете делать, как вы будете это делать, что вложите в свое развитие.
  • Ваши действия зависят от вашего отношения к жизни и к себе. От того, что у вас в сердце и в мыслях.
  • А ваши мысли зависят от Вас. От того, как вы их организуете.

Посмотрите, сколько всего зависит от Вас! Разве это не здорово? Практически все, что вам нужно для того, чтобы быть успешными, чтобы развиваться, зависит от вас!


Дополнение.
Может быть сразу не заметно, но всё действие основано на современных технологиях - на технологиях социальных консультаций. И как всякие технологии - эти тоже являются достаточно дорогим и хрупким ресурсом - который ещё надо воспитать, и чтоб он работал - нужны определённые условия. В Архангельской области людей консультировать пришлось лишь в обретении ими своего местного общества, которое способно решать проблемы развалом общества.

А в местах поближе к центру - там возникают уже дополнительные проблемы - противостояние развалившемуся обществу "новых хозяев жизни", которых не факт, что удастся включить в общество. Вспоминается какой-то лихач-барыга, имеющий лапу в администрации, который сбил барана некой старушки, и за порчу своей машины отнявший по суду у старушки дом.
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • Tags
настоящее

а вот как бывшие чиновники пытались подсидеть Тюрина, а подсидели селян

Опубликовано 17:18 30.04.2004
Документ: http://www.regnum.ru/news/255759.html
В новой администрации Архангельской области командуют старые чиновники

В администрации Архангельской области состоялось заседание комиссии по проектам сельского развития. Комиссия заседала под председательством бывшего заместителя по социальным вопросам бывшего губернатора области Тамара Румянцева. Как сообщил корреспонденту ИА REGNUM собственный источник в обладминистрации, на заседании комиссии, состоявшейся две недели назад, Т.Румянцева огласила распоряжение о составе комиссии, в который вошли "верные ей люди из состава прежней администрации и несколько депутатов областного Собрания". В частности, в комиссию вошли сотрудник департамента экономического развития области Людмила Варакина, начальник отдела науки и высшей школы Елена Кудряшова, а также бывший секретарь Румянцевой Елена Ситнева и другие.

Из состава комиссии был исключен директор Института общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ) Глеб Тюрин. Хотя именно ИОГИ вел на протяжении нескольких лет работу по подготовке проектов. Причину исключения Г.Тюрина из состава комиссии озвучила бывший секретарь Т.Румянцевой Елена Ситнева. Она сказала, что его исключили потому, что последние несколько дней "его не могли найти и не знали, будет ли он работать". Копию распоряжения об исключении Тюрина из состава комиссии ему не дали. На заседании также выяснилось, что госпожа Ситнева, оказывается, уже несколько лет получает зарплату за развитие ТОСов, хотя большинство их членов не знают, кто она такая и с ней не знакомы, в то время как Институт, выполнявший практически всю работу, не получал никакой поддержки.

По словам Глеба Тюрина, "пикантность ситуации в том, что Т.Румянцева просто не имеет никаких прав издавать никаких распоряжений о работе комиссии, так как с осени 2003 года не работает в администрации Архангельской области и не обладает никакими полномочиями. Т. Румянцева и ряд членов комиссии знают, что превышают свои полномочия, совершают недопустимые действия и преднамеренно вводят людей в заблуждение. Но, видимо, желание "рулить" не зависит от наличия полномочий. Тамара Дмитриевна полагает, что "новая власть ничего в этой работе не понимает". Однако, по словам экспертов, комиссия приняла к исполнению совершенно неподготовленные проекты.

Глеб Тюрин заявил: "Эта комиссия созвана с грубейшими нарушениями и абсолютно не легитимна. А ее члены не ведают, что творят. Принять проекты в таком виде - это значит, обречь их на неудачу. Это просто вредительство. Это попытка нанести удар по местному развитию области. Я расцениваю это как попытку лишить новую власть уже наработанного опыта по развитию села и очень мощного ресурса. Причем, это все происходит в тот момент, когда по указанию нового губернатора началась работа по созданию в области принципиально новой ситуации в сфере развития деревень. Будем надеяться, новая власть все же разберется и остановит этот произвол и бездарщину, тем более, что решение комиссии уже вызвало негодование в ряде районов области, из деревень поступили письма протеста".
http://www.regnum.ru/news/255759.html?forprint

А тут пошли странности, уже Т.Румянцева стоит горой за Тюрина и клянёт нынешних чиновников. И по ходу дела признаёт ключевую роль консультаций и сопровождения тюринского института.

Опубликовано 14:41 17.03.2006
Документ: http://www.regnum.ru/news/608139.html
Местному самоуправлению нужно помогать развиваться: интервью ИА REGNUM с экс-заместителем губернатора Архангельской области

Несколько лет в Архангельской области ведется работа с органами территориального общественного самоуправления (ТОС) районов. О проблемах, связанных с этим корреспондент ИА REGNUM побеседовал с человеком, который начинал движение ТОСов в области, с президентом Фонда "Вольное дело" (Москва), бывшим вице-губернатором Архангельской области Тамарой Румянцевой.

ИА REGNUM: Мы обратились к Вам как к человеку, начинавшему работу с развитием местных сообществ в Архангельской области. Как на ваш взгляд, сейчас эта работа продолжается? Наблюдаете ли Вы за тем, что с этим происходит в Архангельской области?

Конечно, я не могу не следить за тем, что происходит в области в настоящее время. И происходящее меня очень беспокоит. Боюсь, что наш опыт, заработанный потом и кровью, может сегодня пропасть. Нет, я надеюсь, что те люди в деревнях, которые втянулись, кто стал себя уважать, кто умеет делать дело в новых условиях, уже его не бросит. Но все равно без реальной поддержки, в том числе и областной власти, движение ТОСов развиваться пока не может. Даже бизнесу сейчас трудно выжить, а уж местному развитию и тем более. Поэтому я с горечью убеждаюсь, что руководство области не понимает важности этой проблемы, не придает ей того значения, которое нужно бы придавать тем более с принятием нового закона о местном самоуправлении. Смотрите, как давно мы предвосхитили выход этого закона, насколько раньше мы начали работу по местному развитию. До сих пор опыт, созданный тогда нашей областью, остается уникальным. И я очень хочу, чтобы эта работа с успехом продолжалась.

ИА REGNUM: Агентство получило письмо от представителей органов территориального общественного самоуправления большинства районов области, в котором говорится, что в ряде районов Архангельской области ТОСы находятся на грани закрытия. Они пишут, что у людей опускаются руки. Получается эта работа по местному развитию не только не идет дальше, но область начала терять то, что было наработано прежде?

Я сужу по тем звонкам, которые мне поступают из Архангельска и области. Звонят из Мезенского, Устьянского, Пинежского, Вельского и других районов. Да, конечно, это очень похоже на правду. Откат назад происходит, потому что нужна поддержка, а ее нет! Нужен какой-то управляющий и консультационный центр. Мы наделись, что в области будет этот управляющий центр - структура, которая бы занималась только этой сложной и масштабной работой.

Я бы хотела сразу отметить, что работу по развитию ТОСов, по местному развитию ма начинали вместе с Глебом Тюриным. Очень вовремя тогда появился Институт общественных и гуманитарных инициатив, который Глеб Тюрин создал и возглавил. Если бы не консалтинговые услуги этой организации и не их умение самостоятельно привлекать средства, получая их в разных фондах (в том числе за рубежом), нам бы мало чего удалось сделать. Но главное, Институт - это организация, которая разработала и привнесла такие технологии консультирования и сопровождения, а также такую энергию и веру, что они позволили втянуть огромное количество людей в проекты развития, вдохновить их, зажечь, научить, передать им реальные навыки. Если бы Глеб Тюрин тогда не занялся этой работой, убеждена, что никакого местного развития в области сегодня не было бы.

Поначалу мы столкнулись с тем, что люди не верили в то, что можно что-то сделать, что-то изменить в жизни деревень. Именно Институту удалось сдвинуть все это с места, добиться того, что люди нам поверили и поверили в себя. Именно после этого стали происходить реальные изменения и в самих людях, и в деревнях. После этого начался рост этого движения. И я очень скучаю по той работе, по людям, по тому общению, потому что это было как глоток свежего воздуха. Я думаю, мы можем гордиться тем, что тогда нам удалось это сдвинуть с места.

ИА REGNUM: Но в администрации области какая-то работа в этом направлении происходит. По крайней мере, деньги на поддержку некоторых проектов выделяются.

Надо, наконец, понять, что выделить деньги - это еще не все, это очень мало. Да, сейчас выделяется частичное финансирование на проекты. Но что представляют собой эти проекты? Кто знает, что с ними происходит потом? Кто может обеспечить качество всего этого? Нужны консультативная работа, сопровождение, нужны тренеры, которые позволят все это вытащить на должный уровень. Без всего этого выделение денег ничего не меняет. Вот нужно это понять! Значит, нужна поддержка этой работы.

Сегодня в нашей стране меньше возможностей получать гранты из-за рубежа. Теперь другие страны считают, что Россия - состоятельная страна, со всем справится сама. И это, наверное, правильно. Но тогда нужно оказывать поддержку из наших российских средств. Мы как раз хотели, чтобы из состояния самодеятельности эта работа по местному развитию перешла на профессиональный уровень. И я убеждена, как никто другой в этом должна быть заинтересована администрация области. В Швеции из отдельных проектов, которые рождались на местах, было создано агентство развития малонаселенных территорий. И в области сегодня нужно агентство развития! Мы к этому шли. Главное, у нас были и есть люди, умеющие создавать развитие. Есть человек, который может запустить и возглавить эту работу. Я имею в виду Глеба Тюрина, как самого в этом вопросе компетентного человека. Кроме центральной структуры в каждом муниципалитете тоже должны быть люди, которые могли бы профессионально заниматься местным развитием. Тогда бы это работало. Без этого ничего не выйдет, и мы просто утратим то, что есть сегодня. Но нам надо помнить, что государство не сможет вытащить решение местных проблем без населения.

ИА REGNUM: Занимается ли кто-то сейчас обучением людей в районах?

Раньше всю тренинговую работу проводил именно Институт общественных и гуманитарных инициатив, он единственный это и делал, самостоятельно привлекая на это средства. Я как зам. главы администрации области содействовала ему в этом организационно. Мы постепенно втянули в эту работу муниципальные образования, и они со временем поняли, что им самим эта работа необходима. Тогда появилось несколько районов, которые в бюджет района стали вносить небольшие суммы для поддержки этих проектов. Это было очень важно.

Но вся учеба и консультирование, а это бесценная работа, осуществлялась Институтом. И я думаю, они обладают техниками и опытом, которым до сих пор нет аналогов и не только в Архангельской области. Когда я сейчас показываю в Москве и в других регионах страны, какие проекты благодаря работе Института разрабатывали простые сельчане, мне просто не верят, что этого можно было достичь в обычной российской деревне. Это настоящие бизнес-планы. Очень грамотные, внятные и где видно, что людям надо, и как они это будут делать. И где огромная внутренняя эффективность. Ну, вот пойдите, создайте это! Понимаете, самое дорогое - это обучить людей, включить их потенциал. Это самое важное. Но сейчас такой работы не ведется.


ИА REGNUM: Нынешний вице-губернатор Архангельской области однажды озвучил такую позицию: главное чтобы хоть что-то делалось, а как делается, - это вопрос второй. Может, действительно стоит просто создать условия и ждать?

Это неправильный, несерьезный и, я бы сказала, наивный подход. Главное как раз качество и результаты. Мы то ведь смогли создать результаты! Чтобы было новое, надо создавать новое. Чтобы было развитие, надо создавать развитие, что требует именно определенных качеств. И надо создавать эти качества! Это и есть работа для новой России.

ИА REGNUM: Как Вы считаете, у руководства области есть понимание, что без тренерского и консультационного сопровождения территориальное самоуправление развиваться не может? И если его нет, то каким образом этого понимания можно добиться?

Понимания необходимости проведения обучающей и консалтинговой работы у руководства области нет. Не знаю, может быть, нужен голос с мест. Если людям нужно, чтобы было развитие, они должны сказать об этом. Губернатор после выборов, вроде бы, взялся за область. И я говорила с его заместителями на эту тему, в частности с Михаилом Ситкиным. Мне отвечали, что активная работа вот-вот начнется, дескать, тема важная, но до нее все не доходят руки. Потом появился господин Виталий Баско, которому это было поручено. Однако и ему пришлось объяснять, что этим все-таки необходимо заниматься. Скажу честно, я очень вдохновилась, когда была назначена конференция по местному развитию в Устьянах, это было в ноябре прошлого года. Но, как мне кажется, к сожалению, она не решила тех задач, которые перед ней стояли. Тех, результатов, которых мы ждали, не было. Отмечу, что Глеба Тюрина на эту конференцию вообще не пригласили.

ИА REGNUM: Самое интересное, что, по словам Тюрина, он пытался на нее попасть и обращался к организаторам, но ему ответили, что его присутствие на этой конференции нежелательно.

Ну вот и посмотрите, какой подход. Понимаете, есть незаменимые люди. Есть в этой инновационной теме главный идеолог и эксперт - это, безусловно, Тюрин. Я не понимаю, как можно вытеснять людей, которые смогли поднять такую работу, показав такие результаты! Я не понимаю, как можно вытеснять людей, которые, обладая таким зарядом, хотят работать на интересы области.

Я пока не знаю, как можно воздействовать. Наверное, должно быть все-таки движение снизу. Должны быть люди, которые будут требовать от губернатора, которого они избрали, и от депутатов. Также к этому должны подключится и общественность, и средства массовой информации. Все-таки надо будоражить людей на местах. Мы уже ненавидим эти выборы, а спрашивать с власти результаты пока не научились.

Но я очень надеюсь, что у нас во главу угла будут поставлены интересы дальнейшего развития области и деревень в том числе. И я очень надеюсь, что люди, которые могут изменить ситуацию к лучшему, из области не уедут.
http://www.regnum.ru/news/608139.html?forprint

http://www.dvinainform.ru/news/2004/04/12/7069.shtml?prn
Международные эксперты считают архангельский ИОГИ одной из наиболее успешных организаций мира в сфере местного развития
12.04.2004, 13:17

Архангельская автономная некоммерческая организация Институт общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ) номинирована на международную премию Дубаи за выдающуюся практику по улучшению жизни людей...

Об этом ИА "Двина-Информ" сообщил его руководитель Глеб Тюрин.

"Нашу организацию рекомендовали на номинацию сотрудники программы ООН "UN- Habitat", - сказал Глеб Тюрин, - и это первая российская номинация. До сих пор номинантов от России на эту премию не было. Мы сами не ожидали такого поворота событий. Конечно, за последний год наш опыт получил некоторую международную известность, но мы никак не могли ожидать такого признания".
Для того, чтобы быть выдвинутым на премию Дубаи, организация должна соответствовать целому ряду строгих требований, создать нечто принципиально новое и сделать это во взаимодействии по меньшей мере с двумя партнерами, имеющими не такой правовой статус, как организация-номинант. Главное - это качество достигнутых результатов и их связь с устойчивостью местного развития.

Как отметила Вандия Сифордз (Программа ОНН "Лучшая практика и местное лидерство), "то, что удалось сделать ИОГИ в Архангельской области, уникально и заслуживает самого пристального интереса. С крошечными инвестициями в деревнях области были достигнуты результаты, экономический эффект которых на порядки превышает размеры инвестиций. Созданы новые технологии развития".
Организации, которые пройдут первый тур отбора (останется 20 организаций), летом поедут в Барселону, чтобы представить свои проекты самостоятельно, а в октябре в Дубаи во Всемирный День Поселений состоится награждение победителей.
Но даже если ИОГИ не получит эту премию, сам факт этой номинации означает, что наиболее авторитетные международные эксперты считают архангельский Институт общественных и гуманитарных инициатив одной из наиболее успешных организаций мира в сфере местного развития. Что на сегодня опыт ИОГИ в этой сфере является одним из наиболее значимых в мире.

Это не первое крупное международное признание работы Института Тюрина. К сожалению, в самой Архангельской области ИОГИ не может похвастать признанием властей, ни поддержкой. Как отметил Глеб Тюрин, Администрация Ефремова последние полгода по существу изничтожала работу ИОГИ.
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • Tags
настоящее

Интервью Контр-ТВ с Глебом Тюриным

В интервью затрагиваются некоторые замифологизированные темы - вроде "Запад желает зла". Контр-ТВ рассказывает ужасные сказки, а Тюрин, который поработал в западных компаниях, который успешно организовывает сотрудничество с западными общественными организациями и получавшими от них денег - он, ничего такого не видя в реале, об этом отсутствии ужасов и говорит.
Интернет против Телеэкрана
Властвующая элита и Русская деревня

Недавно мы опубликовали статью, посвященную Глебу Тюрину, человеку, занимающемуся проблемой Русской деревни, объездившего вдоль и поперек всю Россию
(http://www.contr-tv.ru/print/1944/).

[Там, кстати, текст пересекается, если не совсем совпадает с закадровым текстом фильма Ивана Сидельникова.]

Отклик на статью получился неоднозначным. Одни с недоверием отнеслись к опыту возрождения Русской глубинки, другие, напротив, увидели в деятельности Тюрина шанс на спасение для деградирующего Русского села, а вместе с ней и России. Мы решили встретиться непосредственно с Тюриным и подробнее узнать о том, что происходит на селе, действительно ли крестьянские хозяйства находятся в тяжелом состоянии, и есть ли пути решения накопившихся проблем.

Итак, предлагаем вашему вниманию интервью с Директором Центра по развитию деревень на Русском Севере, руководителем Института общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ) Глебом Тюриным.

Контр-тв: Как появилась ваша организация и чем вы занимаетесь?

Глеб Тюрин: Я создал эту организацию в 1997 году, когда понял что Русской деревней необходимо заниматься. Я много лет был сельским учителем, заканчивал Архангельский пединститут, также был сотрудником проектной группы Министерства Культуры СССР. Занимался бизнесом, последняя моя позиция в бизнесе называлась старший валютный дилер банка. Когда банк лопнул, а наш банк обладал большими ресурсами, но даже при обороте в почти 2 миллиарда долларов в год, он не смог выжить, у меня возникло ощущение полной безнадеги нашего бизнеса. Поэтому в бизнес возвращаться мне не хотелось. В тот момент я узнал об интересном западном опыте развития деревень и решил податься в эту сферу. Кстати, у России тоже есть очень положительный опыт в этой области. Почему-то сейчас многим неизвестно, что огромные пространства нашей страны освоили сельские самоуправляющиеся общины свободных людей, не знавших крепостного права. По сути, самое главное что есть у нашей страны –просторы и ресурсы, является заслугой крестьянских общин севера. У тех людей были воля и сила осваивать колоссальные пространства. А сегодня деревня утратила всё это, осталось несколько миллионов человек сельского населения, которое спивается, деградирует, частично переселяется в города.

Контр-тв: В чем причина данного явления?

Глеб Тюрин: Ну, вот смотрите, за советское время было уничтожено множество сельских пассионариев, самых крепких, волевых, жилистых. Позже загнали в колхозы с почти полным изъятием произведенного продукта, а еще позже появились совхозы, в которых можно было получать регулярно зарплату, не особенно напрягаясь, и зарплата практически не зависела от того, кто как работает. В итоге появился слой людей, и не крестьян и не рабочих, которые ни за что не отвечали, толком не работали, инициативу не проявляли, но при этом, считали, что им все должны. Обычное дело: приезжает такой «крестьянин» к себе домой на совхозном тракторе, и не выключает его, сваливает ядохимикаты на берегу реки и смотрит, как отрава течет по реке. Инициативу отбивали у людей очень долго, и люди привыкли, что решение их проблем лежит не внутри их сообщества, а где-то далеко, за них решает государство. А когда плановая экономика была отменена, выяснилось, что сами люди ничего сделать и не способны. И деревня стала деградировать особенно быстро. Власть не может решать проблемы на местах, денег нет, социальные обязательства государства значительно превышают возможности государства по финансированию этих обязательств. Административными мерами спасти деревню нельзя. Государство должно дать, но не может.

Контр-тв: Почему же не может дать? Есть же огромный стабилизационный фонд, например.

Глеб Тюрин: При существующей сейчас системе управления, это всё равно невозможно, поскольку даже огромных денег не хватит. Здесь управленческий кризис. Вот возьмем деревню. Есть в ней, допустим, школа. Ей управляет министерство образования. Есть клуб, он подчиняется министерству культуры и так далее. Опять таки, решение проблем на местах, не зависит от местных деревенских жителей, а идет лоббистское перетягивание каната наверху. И ни о каком оптимальном расходовании ресурсов при такой системе и речи быть не может. Нельзя, например, перебросить ресурсы, которые выделены на деревенский клуб, в деревенскую же школу, где потребность в ресурсах, допустим, намного острее. Это называется отраслевым управлением, то есть разные ведомства управляет разными территориальными объектами, и постоянно возникают перекосы с распределением ресурсов. А теперь представьте, что решением вопросов занимаются сами местные жители. Ведь это же их проблемы и кто лучше них может знать, что им больше всего нужно? Но в том проблема и заключается, что сами местные жители не готовы стать субъектом, не готовы сами решать свои проблемы. Нет инициативных людей, или почти нет. И задача сейчас состоит не в том, чтобы дать больше денег, а в том, чтобы возродить человека, повысить качество человеческого ресурса. Вот наш Центр и занимается тем, что пытается помочь людям на местах почувствовать себя хозяином на своей земле, убедить их в том, что от них многое зависит, что им многое по плечу. И кое-что у нас уже получилось. И эффект был потрясающим.

Контр-тв: Приведите конкретные примеры.

Глеб Тюрин: На вашем сайте уже был пример про постройку водонапорной башни. Так вот, если бы ее строили традиционным способом, «сверху», то пришлось бы найти 800 тысяч рублей, несколько лет потратить на всевозможные согласования, на поездки в Москву, на подготовку технической документации и т.д. А башню построили за 50 тысяч и в короткий срок. Если удается пробудить людей от спячки, вселить в них оптимизм, поднять на созидание, то выясняется, что далеко не всё потеряно. Если в деревне есть местная элита, буквально группа людей, которые начинают что-то делать, то другие тянутся за ними. Нашли инженера в районе, он подготовил нужные бумаги, сразу нашлась масса людей, у которых болела душа за деревню, за свою малую Родину, и они хотели бы помочь, но кому бы они могли предложить свою помощь? Некому. Но как только возникает местная деревенская ячейка, то она становится центром кристаллизации, центром притяжения разных людей, с разными навыками, знаниями, и ресурсами. Сами деревенские жители, осознав, что работают на себя и для себя, работали бесплатно и очень качественно. Местная власть немного помогла деньгами, и в итоге был реализован проект, который обычными способами невозможно было реализовать. Многое можно сделать, но людей надо разбудить, сделать так, чтобы они поверили в себя.

Контр-тв: И вы как раз и занимаетесь этим?

Глеб Тюрин: Да. Наш Центр как раз это и делает

Контр-тв: Тогда возникает циничный вопрос. А не разводка ли это? Не очередное ли выбивание грантов? Кто вас финансирует?

Глеб Тюрин: С деньгами беда. Деньги иногда давали муниципалитеты. Давали деньги и западные страны.

Контр-тв: Какой смысл Западу развивать Русскую деревню?

Глеб Тюрин: Хороший вопрос. Ну, например американцы могут считать, что если Россия потеряет Сибирь, то ее возьмет Китай, и Америке конец. Так что США может иметь свой интерес в том, чтобы Русская деревня, а вместе с ней и сама Россия не исчезла. Далее, в России можно отработать то, что в Европе и в США стоит безумных денег.

Контр-тв: То есть Россия используется в качестве экспериментальной площадки?

Глеб Тюрин: У нас в наших условиях западные компании могут испытывать, например, технику. Это им выгодно. Но существуют и западная «помощь» совсем иного рода, когда действительно гранты выделяются не для развития России, а совсем с иной целью. Западные деньги выдают западным же экспертам, которые сотрудничают с нашими чиновниками, в результате наши чиновники околачиваются по фуршетам, халявным стажировкам и так далее. То есть деньги от западных организаций идут западным же гражданам, в результате идет «сотрудничество», от которого России нет толку. Западные организации зачастую не понимают, кому они деньги дают и на что.

Контр-тв: А вот я считаю, что как раз всё прекрасно на Западе понимают, и деньги дают вроде как «не туда» - вовсе не случайно, не по ошибке, а именно для того, чтобы блокировать реальное возрождение России. Зачем им конкурент в виде крепкого русского мужика?

Глеб Тюрин: Да, есть и такая точка зрения. Но мне непонятно, зачем Западу проводить столь близорукую политику. Ведь Россия - это буферная зона между Европой с одной стороны и Китаем, а также агрессивным мусульманским фундаментализмом с другой. И если рухнет Россия, Европе придется иметь дело напрямую с очень опасным врагом. Им это не выгодно. Но, конечно, нельзя ставку делать на западную помощь. Мы должны действовать сами. Иначе мы потеряем страну, народ сжимается и отступает. Но как донести эту проблему до тех людей, которые отвечают за страну?

Контр-тв: А почему вы вообще считаете, что есть в России те люди, которые отвечают за страну? Ясно, что речь идет о власти, почему вы считаете, что она отвечают за страну, а не преследуют какие то иные интересы?

Глеб Тюрин: Если суверенитет России будет утрачен, то наши крупнейшие собственники потеряют свою собственность, а кое-кто предстанет перед судом. Запад не примет их к себе.

Контр-тв: Почему же не примет?

Глеб Тюрин: А зачем это Западу?

Контр-тв: А именно затем и нужно, чтобы другие страны и дальше также попадались на эту западную удочку, чтобы и дальше элиты выжимали собственные страны, вывозили деньги на запад и не боялись, что их запад же и посадит в тюрьму. Ведь куш же очень велик. Запад может ради этого огромного куша закрыть глаза на нелегитимность происхождения огромных капиталов у элиты.

Глеб Тюрин: Вообще то суверенных стран уже почти не осталось.

Контр-тв: То есть, уже «всех взяли»?

Глеб Тюрин: Если речь идет о наших ресурсах, то ресурсы у нас взяли. Но я все-таки не хотел бы говорить в терминах теории заговора.

Контр-тв: Подождите, подождите. Давайте не будет идти на поводу типично манипулятивного трюка. Никакого заговора. Никаких «масонов, мрачных личностей, гениев зла» и проч. Есть обычная, рациональная бизнес-практика, возведенная в государственный масштаб. Вот, допустим, есть два кафе в одном районе, они конкурируют, и в ход у них идут и подкуп, и силовое давление, и дискредитация друг друга. Есть здесь заговор? Нет, конечно, а есть грязная борьба за прибыль. Абсолютно то же самое происходит и на глобальном уровне. Потребление в тех же США растет, для поддержания высокого уровня жизни требуется всё больше и больше ресурсов, а где их взять? А вот у нас и взять, в том числе и у нас. И если население России сократится, а промышленность и экономика деградирует, то это значит, что Россия меньше потребит ресурсов и больше достанется тем же США и Европе. Западу выгодна слабая и деградирующая Россия. Здесь циничный и рациональный расчет. Какой же это заговор?

Глеб Тюрин: Но я же говорил о той угрозе, с которой столкнется запад, если Россия исчезнет.

Контр-тв: Да, вы говорили, и это, пожалуй, единственная рациональная причина для Запада, чтобы всё-таки нашу страну не добивать.

Глеб Тюрин: У нас сложилась ситуация, которая похожа на Татаро-монгольское иго, когда баскак выжимал ресурсы из подконтрольных ему территорий и направлял их хану.

Контр-тв: Но вы же сейчас, по сути, повторили то, что я вам только что сказал. О том и речь, что нет сейчас тех, кто отвечает за страну, а есть своего рода баскаки.

Глеб Тюрин: Да, но если кто-то хочет стать князем, то его эта ситуация не должна устраивать. Если элита не отвечает за страну, то она перестает быть элитой.

Контр-тв: Это понятно.

Глеб Тюрин: Нет, это элите не понятно. Региональная элита не мыслит на много лет вперед.

Контр-тв: Ну так это и свидетельствует о том, что не собираются эти люди оставаться Российской элитой. Выжмут из страны всё, что можно, и уедут.

Глеб Тюрин: Сегодня задача в том и состоит, чтобы убедить элиту в том, что, не сохранив страну, они не сохранят и свою собственность, не сохранят и свои деньги. А появился уже слой собственников, которые имеют всё, что можно, им нужна стабильность, им не хочется, чтобы их собственность переделили. Но даже этот слой не знает, как этого добиться. Им нужен новый общественный договор, им нужно легитимизировать свою собственность. Есть богатые люди, которые уезжать из России не хотят, а есть и те, которые уехали, потому что их просто достали существующие порядки. Они могли бы и остаться, а кое-кто уже и возвращается. Вдруг выяснилось, что и миллионы долларов не спасают от ощущения того, что ты не нужен никому на Западе, что ты там чужак. Есть слой собственников, которые могли бы реализовать созидательный сценарий. Ну зачем обязательно убегать из страны? Ну почему бы не чувствовать гордость за свою страну? Ведь вдруг выяснилось, что сама возможность говорить по-русски – это благо.

Контр-тв: А кстати, на губернаторском уровне есть люди, которые готовы воспринимать то, что вы говорите?

Глеб Тюрин: По крайней мере, на районном уровне есть положительные примеры. Там, где мы поработали, положительные сдвиги видны невооруженным глазом. Реализация наших идей позволяет местной власти снять с себя тяжелое бремя: управленческое, финансовое и тому подобное, то есть их проблемы, оказывались решены самим населением, и решены успешно. Это местным властям понравилось! Мы предлагаем властям эффективный, дешевый и простой способ решения их проблем. Но все-таки, наши силы очень ограничены, а решать можно действительно огромные проблемы. И сейчас есть отдельные очень влиятельные люди, которые заинтересовались. Имён я пока называть не буду.

Контр-тв: А вы не пытались наладить связи с политическими партиями страны? Ведь если удастся убедить в своей правоте лидера, то он может сверху спустить указание по местным партийным ячейкам, поддерживать ваши предложения.

Глеб Тюрин: Да, у меня скоро пройдет семинар, организованный одной партией, и на этом семинаре будет губернатор.

Контр-тв: Уже хорошо.

Глеб Тюрин: Да, отдельные зерна понимания прорастают, но их пока мало. Пока немногие понимают силу социальной инженерии, мало кто понимает, что социальные отношения можно производить, что можно создавать очаги субъектности. Что такое гуманитарные технологии у нас не знают даже многие из тех, кого называют интеллектуалами. Время уходит, многие и многие деревни уже невозможно спасти, уже поздно. Но есть немало деревень, которые еще можно спасти. Есть еще шансы.

Контр-тв: Что ж, мы заканчиваем интервью на не слишком оптимистичной, но реалистичной ноте. В будущем мы продолжим внимательно следить за вашим опытом, и будем знакомить читателей Контр-тв с тем, как идут дела у вашего Центра. До свидания.

Глеб Тюрин: Спасибо.
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • Tags
настоящее

За Тюрина вступились иностранцы

Опубликовано 16:55 17.11.2008
Документ: http://www.regnum.ru/news/1084881.html
Всемирная сеть деревень предложила губернатору Архангельской области свои инвестиции

Руководитель международной сети экспертов инноваторов "Всемирная Сеть деревень" (GLOBAL VILLAGES NETWORK) Франц Нарада предложил Архангельской области стать мировой площадкой в области инновационного развития сельских территорий. Письмо с предложением всяческого содействия и помощи, а также с предложением интеллектуальных инвестиций он направил главе администрации Архангельской области Илье Михальчуку.

Франц Нарада также предоставил копию письма в редакцию ИА REGNUM. Свое предложение главе области он подробно обосновал. Приводим текст письма полностью:

"Уважаемый господин Михальчук!

Разрешите мне приветствовать Вас как лидера Архангельской области и поклониться за прорывную работу по сельском развитию, созданную в вашем регионе. Мне интересно, возможно ли сделать Ваш регион одной из значимых международных площадок инновационного развития деревень. Меня зовут Франц Нарада, я живу в Вене, но постоянно общаюсь с людьми на всех континентах, поскольку возглавляю международную сеть экспертов инноваторов, которая называется "Всемирная Сеть деревень" (GLOBAL VILLAGES NETWORK). Мы связываем и связаны с сотнями различных институтов, университетов, научных и внедренческих центров, а также отдельных практиков, бизнесменов, архитекторов, ученых, мэров, политиков, специалистов в планировании, журналистов. Я также являюсь президентом Австрийской секции Европейского совета по деревням и малым городам (ЭКОВАСТ).

Нас объединяет видение того, как сельские территории могут преодолеть глубочайший кризис, затронувший почти все страны мира. Нас объединяет видение того, что возродить село к жизни можно через широкое международное сотрудничество, через обмен знаниями, пониманием, технологиями развития, - и через их внедрение на местной арене. Мы убеждены, что сельские территории могут быть более населенными и успешными, если мы сможем по-новому выстроить жизнь в деревнях и малых городах.

Большинство из нас не принимают доминирующую сегодня западную доктрину, согласно которой все должно превращаться в товар или "интеллектуальную собственность". Эта приватизация всего и вся разрушает те ресурсы сотрудничества, которые давали людям возможность совместно работать, обмениваться - и тем самым создавать человеческий прогресс, и мы видим утрату компетенций. Мы видим все более катастрофический упадок "всеобщей фабрики общества". Не смотря на рост производительности, в целом человечество становится все более разделенным, теряет и богатства, и безопасность. Все больше и больше людей, особенно живущих на селе, страдают от этого. Разворачивающийся кризис является сигналом и также результатом этого упадка.

Но мы видим реальную возможность развития деревень. Это возможно, если объединить имеющиеся в мире технологии, поделиться ими, соединив их с политической волей и управлением. В мире произошла технологическая революция, которая позволяет на локальном уровне (в селах ) развивать небольшие современные производства. И не надо тратить колоссальные средства на перемещение людей и ресурсов. Скажем, новая "зеленая химия" все больше замещает химию не возобновляемых ископаемых ресурсов. Тысячи материалов сегодня могут быть получены из растений. Село поэтому может производить не только продукты питания, но и косметику, упаковку, биопластик, - возможности почти не ограничены. Я убежден, что можно принести технологии и возможности, которые могут диверсифицировать и по меньшей мере удвоить производство продуктов в Российской Федерации, поднять сотни и сотни российских деревень.

Ситуация удручающая, поскольку сельские жители не знают об этих технологиях и не имеют к ним доступа. Отсталость будет усугубляться, если мы ничего не сделаем. Но что значит сегодня поддержать деревню, если любой интеллигентный молодой человек стремится уехать из села? Мы можем повернуть эту ситуацию, если создадим позитивный процесс самопомощи. Мы не можем кормить деревни, но мы можем и должны помочь им кормить себя самим. А помочь им информацией, технологиями, инновационными идеями, и так сделать их сильными. Их сила - это наша сила. Процесс развития можно стимулировать через создание и поддержку международного сотрудничества деревень, передачи существующих ноу-хау, а особенно через усиление, развитие, наращивание коммуникационных и практических возможностей сельчан. Процесс развития должен строиться "снизу" и базироваться на знании. Этот подход уже реализуется в разных уголках мира, и появились сотни таких крошечных "университетов развития", готовых поделиться с миром своими знаниями - и получить свои идеи обратно, уже обогащенные чужим опытом.

И с этой точки зрения мы выделили Архангельскую область как одного из самого интересных партнеров благодаря работе вашего Института общественных и гуманитарных инициатив. Работа ИОГИ по возрождению сельских сообществ стала настоящим прорывом и получила заслуженное международное признание. За короткое время в отдаленных деревушках Архангельского региона возникли десятки местных групп развития, демонстрировавших впечатляющую креативность и эффективность. Информация об этом вызвала огромный интерес в Европе, затем и других в частях мира. Директор ИОГИ, г-н Тюрин был приглашен представить эти "архангельские технологии" на международных форумах в Германии, Австрии Польше, Сербии, Франции, США, Румынии, Люксембурге, Финляндии. Этот опыт вызвал интерес таких организаций, как Всемирный банк, программа развития ООН, ECOVAST. Публикации об архангельских деревнях можно найти в газетах или на сайтах по всему миру. В 2007 году ассоциация CEE CN признала опыт ИОГИ "Лучшим опыт развития Центральной и Восточной Европы 2007 года".

Архангельский опыт возрождения села стал своеобразным брендом на международной арене. И это актив вашей страны, вашего региона, но он уже принадлежит не только вам. Этот опыт многое значит для людей по всему миру, и он может стать основой для более широкой коммуникационной инициативы. Как нам кажется (а иногда на расстоянии можно увидеть больше), ваша область могла бы стать международной модельной площадкой по местному развитию. И я пишу это письмо с целью узнать, заинтересованы ли Вы в продолжение этой работы и переводу ее на более высокий и значимый уровень, готовы ли Вы создать условия для того качественного перехода.

Нам интересно появление пилотных регионов по всей Европе. И мы готовы помочь вашему региону выстроить связи с европейскими центрами развития, университетами, международными организациями. Мы готовы наладить поток информации в ваш регион, помочь найти примеры и разные технологии развития, ноу-хау. И здесь не обязательны деньги. Требуется системная работа с развитием, нахождением информации, созданием баз данных, переводом, адаптацией, переносу их в деревни при помощи новых технологий.

В Архангельской области можно создать международно ориентированный центр сельского развития, вооружив его нашими Видео-Мостами, цифровыми технологиями, позволяющими местным сообществам сотрудничать и обмениваться опытом через интернет. Мы сейчас работаем над созданием сети таких центров. И знаем, что, возникнув, они начинают расти, множиться. Будет замечательно, если Архангельская область станет первым краеугольным камнем такой сети в России.

Нам хотелось бы в этой связи обратиться с письмом к руководству вашей страны, г-ну Медведеву и господину Путину с тем, чтобы они поддержали эту работу по развитию деревень. Буду Вам очень признателен за ответ, насколько Вы готовы, заинтересованы в организации этой работы на территории своего региона.
http://www.regnum.ru/news/1084881.html?forprint

Опубликовано 22:58 05.12.2008
Документ: http://www.regnum.ru/news/1094909.html
Россия может играть более активную роль в формировании международной реальности: Интервью с руководителем "Всемирной Сети деревень"

Руководитель международной сети экспертов инноваторов "Всемирная Сеть деревень" (GLOBAL VILLAGES NETWORK) Франц Нарада предложил Архангельской области стать мировой площадкой в области инновационного развития сельских территорий. Письмо с предложением всяческого содействия и помощи, а также с предложением интеллектуальных инвестиций он направил главе администрации Архангельской области Илье Михальчуку. Редакция ИА REGNUM вступила с экспертом в переписку, которая вылилась в целую беседу о мировом кризисе, о перспективах и возможностях России и о том, в чем именно заключается предложение "Всемирной сети деревень", сделанное Архангельской области.

ИА REGNUM публикует первый ответ Франца Нарады на вопросы журналистов редакции:

ИА REGNUM: Господин Нарада, Ваше письмо губернатору Архангельской области вызвало определенный общественный интерес, как в России, так и за ее пределами. Но оно вызвало и немало вопросов. Наверное, можно сказать, что вы написали необычное письмо, сделав необычное предложение. Что заставило предпринять этот шаг?

Может быть, на самом деле это необычный шаг. Но я думаю, что мы все находимся в такой ситуации, в начале такого кризиса, что мы должны думать о новых решениях, искать новые способы действия. Изменения просто необходимы, мы не сможем преодолеть нынешние проблемы, если продолжим делать то, что делали раньше. Мы все очень взаимозависимы: то, что происходит в одной части мира, самым серьезным и порой неожиданным образом отзывается в других его частях. И вот я предложил поддержать новый сценарий развития в одном из регионов России, - в Архангельской области, - потому что для многих людей сегодня Россия представляется одним из самых важных игроков в формировании видения того, каким будет дальше мир.

Сегодня никто не знает, что делать с нынешним экономическим кошмаром. Мир просто в шоке! Надежды рушатся, деньги сгорели, и, похоже, единственными богатыми людьми остались те, кто вовремя продал акции. Так называемой экономики нематериальных активов больше нет. Нужно понять, что современный кризис ударит по всем, но, по сути, - это кризис западных подходов к экономике, которые оказались большим пузырем. Мы видим расплату по счетам модели экономического развития, основанной на иллюзиях и невероятно затратной системе доминирования. Так называемая глобализация дала обратный эффект. Есть множество огромных заводов, предприятий работающих на экспорт, но они стали обесценивать друг друга, и их прибылей уже недостаточно, чтобы поддерживать общую инфраструктуру. Кризис особым образом скажется на сельских местностях, которые оказались очень чувствительны к его колебаниям. Мы стоим перед новыми вызовами. Если цены на продукцию будут падать, то система просто может быть просто повержена.

ИА REGNUM: Чем так особенны сельские территории?

Предыдущие десятилетия создали ситуацию, когда сельские территории должны были субсидироваться правительствами. Этого требовала продовольственная безопасность, базовая потребность общества. Но сейчас кризис не позволит больше выделять селу такие же суммы помощи, и последствия могут быть чудовищными. Представляется, что самым продуктивным выходом может быть такой, когда люди на селе смогут выживать самостоятельно. Поэтому нам надо действовать. Есть много возможностей преодолевать этот кризис, основываясь на новых технологиях, и инвестируя в человеческие качества и передачу знаний. И очень рад, что об этом сейчас серьезно говорят в России на самом высоком уровне. Но чтобы получить это, нам нужно изменить очень многое.

ИА REGNUM: Что вы подразумеваете под словом "действовать"?

Нам нужно осознать особую роль и возможности локальных сообществ, я говорю о сельских поселениях. Мы должны понять, каким образом мировой обмен информацией может привести к подъему потенциала, который заключен в местной экономике. Местное производство - небольшое само по себе - может быть совмещено с новыми технологиями. Это рождает "экономику знаний". Экономика знаний представляет колоссальные возможности для этого за счет обмена информацией, который может почти ничего не стоить. Технологии сегодня напрямую связаны с информационным обменом как с ведущей силой, о чем бы мы ни говорили: автоматизация, использование материалов, гибкие схемы производств, новая схема логистики и так далее. Если мы все это сможем совместить с потенциалом сельских сообществ, то возникнет масса возможностей для формирования новой сельской экономики. Конечно, нужно еще потрудиться над тем, чтобы все это стало доступным для людей в деревнях. Это не просто, и, может быть, кому-то покажется совершенно невозможным. Но на самом деле эта экономика уже есть, и она развивается. Для ее развития в новых территориях надо выстроить новые способы обмена информацией, или что еще лучше, - взять за основу существующий позитивный опыт, демонстрирующий потенциал для дальнейшего развития, и поддержать его предоставлением ему необходимой информации.

ИА REGNUM: Господин Нарада, по-вашему, для того, чтобы новая экономика развивалась, достаточно только создать условия или же необходимо что-то еще?

Конечно, для этого нужна политическая воля, которая помогла бы в реализации новых шагов. Именно поэтому я написал письмо в Россию. Мое письмо губернатору Архангельской области было написано потому, что в этом регионе есть такой яркий и вдохновляющий опыт развития деревень, созданный Институтом общественных и гуманитарных инициатив, который уже известен как инновация серьезного международного уровня. И я был очень раз узнать о том, что недавно губернатор проявил серьезную волю работать с развитием этого опыта дальше. За пределами России есть множество людей, которые с радостью поддержат это развитие, есть масса возможностей поддержать это развитие. Я вижу свою роль как человека, который может все это соединить, создать новые связи между людьми с новыми подходами. В лице Архангельской области я хотел обратиться к России в целом. Я написал письмо русским людям, которые в свою очередь могут помочь обрести надежду сельским жителям других стран. Надеюсь, та воля к изменениям, которую демонстрирует российские лидеры, может сыграть решающую роль в создании новой международной реальности. Например, в изменении ситуации с развитием сельских территорий. Россия может играть гораздо более активную роль в формировании международной реальности. Я связан с огромным количеством людей по всему миру, которые хотят формировать новую реальность, и я берусь утверждать следующее: мы хотели бы поддержать инновации в России, надеясь на то, что вы будете поддерживать инновационное развитие в других частях мира.

ИА REGNUM: Приятно слышать такие слова о роли России. Но хотелось бы, чтобы вы чуть подробнее объяснили, почему эти надежды связываете с Россией, и что вы имеете ввиду?

Во-первых, Россия продемонстрировала серьезную волю к изменениям, связанным с инновационным развитием внутри страны. Она серьезно нацелена на внутренние изменения, на развитие изнутри. Россия продемонстрировала амбиции стать одним из наиболее динамичных мест развития инноваций. Мы, люди, живущие за ее пределами, видим желание России создать всеобщую инновационную систему, которая бы охватила все сферы и сектора жизни общества. Но насколько я понимаю, до сегодняшнего времени, речь шла в основном о космической отрасли, нанотехнологиях, атомной энергетике. Но я думаю, что есть перспективы и в таких сферах как биоразнообразие, пермакультура (новые направление в агротехнологиях), новая зеленая химия, новые обучающие технологии, микропроизводства, создание живых систем. Я абсолютно убежден в том, что эта инновационная система должна включать в себя развитие инновационное сельских территорий, развитие локальных сообществ. Для России с ее гигантскими территориями локальные территории должны иметь особое значение. Думаю, без опоры на локальные, местные возможности и серьезном внимании к этим проблемам будет сложно говорить о продвижении вперед, поскольку стоимость содержания сельских территорий высока. Это будет отвлекать ресурсы от инновационных возможностей страны в целом. Но потенциал ваш огромен. Страна, которая настолько огромна, что это в Европе это даже нельзя представить, страна с такими пространствами и ресурсами для развития, с такими технологическими стандартами, безусловно, может совершить один из мировых прорывов. И многие простые люди в разных странах желают успеха в этом.

Еще один важный аспект состоит в том, что Россия демонстрирует сильную волю к тому, чтобы создать новую мировую архитектуру международных отношений и международной безопасности. Очевидно, что международная система, которая возникла после второй мировой войны, себя изжила. Но что может быть создано взамен? Как мы сегодня можем обеспечить мир? Каким образом мы можем преодолеть кризис, если все прежние подходы неустойчивы? Каким образом мы можем обеспечить потребность в инфраструктуре и достойном уровне жизни, если все больше людей вынуждены покидать свои родные места? Над этими вопросами, которые поставила Россия в последнее время, люди думают по всему миру. Но в отличие от большинства стран, Россия - это нация с большим потенциалом, она действительно обладает возможностью создавать новые правила игры.

ИА REGNUM: Не ставит ли это новых вопросов еще и в области мировой безопасности?

Надо понимать что, когда мы говорим о новом понимании международной безопасности, речь может идти не только о международных блоках, союзах или, скажем, большой восьмерке. Нам надо думать о новых способах использования богатств, знаний и новом воистину революционном значении местных экономик. Нам нужно как-то по иному работать с той общей зависимостью, которая есть в мире. Нынешний кризис демонстрирует хрупкую природу и недостаточность любой изолированной стратегии, будь она экономической, политической или военной. Мы стали настолько взаимозависимы, что нам нужно думать о том, как превратить эту взаимозависимость в выгоду. Экономисты создали новый термин - соконкуренция, - имея в виду, что без сотрудничества развитие вообще становится невозможным. Мы еще не оценили в полном объеме возможности интернета для создания новых международных реалий. Большинство людей думают, что интернет существует для развлечения и того, чтобы болтать в чатах. Но всемирная паутина может быть использована для того, чтобы создавать и приносить знания и возможности. Скажем, люди могут получать знания и зарабатывать, оставаясь на своем месте. Сегодня для того, чтобы учиться, человек должен уехать из сельской территории. Поэтому молодежь с села уезжает в город, и потом ее проглатывает городская жизнь. А на селе остаются беспомощные старики. Теперь мы можем передавать культуру и ноу-хау в любую деревню через сеть. И такое проникновение идет. Знания - это власть, а глобальное знание - это самая высокая власть, и это знание увеличивается быстрее, чем что-либо еще в мире. Используя это знание, мы можем серьезно менять материальный мир.

ИА REGNUM: Но вещи, о которых вы говорите, все же выглядят как очень сложные и зависящие от политиков, находящихся на самом высоком уровне, возможно даже, от национальных лидеров. Тогда какой смысл обсуждать это с обычными людьми?

Да, местное развитие требует политической воли. Я не знаю точно, какого именно уровня. Повторюсь, именно поэтому я написал в Россию, - мне кажется, что здесь эта воля к изменениям есть. Хорошая новость заключается также в том, что многое может быть сделано локально, на местах. Можно двигаться вперед маленькими шагами, создавая наглядные примеры развития тех или иных сообществ, которые оказываются в состоянии развиваться изнутри, получая для этого технологии и знания, расширяя свои представления о границах возможного. Поэтому мы предлагаем создать то, что называется пилотными площадками, кластерами нового опыта. Именно это я предложил сделать в Архангельской области. И ведь мы не предлагаем сразу менять многое, мы не предлагаем кардинальных перемен. Для начала можно строить такие небольшие островки изменений. Начинать с чего-то небольшого и помогать этому расти. Если оно будет расти, если окажется успешным, то продолжать, добавляя задач и перенося этот опыт на другие площадки. И, как я понимаю, для этого требуется не так много: надо просто начать эту работу, совмещая наши усилия.

ИА REGNUM: Расскажите поподробнее об "экономике знаний"?

Экономика знаний предоставляет для этого идеальные возможности. Нет необходимости все производства делать большими. Сегодня есть небольшие, но более эффективные машины и оборудование, которые могут быть перенесены туда, где прежде индустриальная экономика развернуть их не позволяла. Поэтому производство может быть рассредоточено. И это позволяет привнести качества городской жизни в деревню. В любой отрасли мы можем получить возможности децентрализации. И в силу этого возможно задействовать многие ресурсы, которые есть на местах и которые до недавнего времени не использовались или использовались не полностью. Экономика знаний - это не знания в компьютере. Это о то, каким образом знания, которые есть в компьютере, встречаются с потенциалом практического приложения, когда они связаны с новым способом использования ресурсов. И в России их множество. Множество мест в силу этого может получить новую жизнь. Малое не только прекрасно. В конце концов, развитие множества малых территорий может иметь очень большой вес. Малые структуры лучше используют ресурсы в своей среде, они могут быть разбросаны по всей стране и при этом оставаться связанными в сети. И потому одна технология или одно изобретение могут быть внедрены в разных местах, увеличивая возможности через обмен знаниями. Мы видим первые черты этой появляющейся модели, пока еще не незрелой, но уже демонстрирующей успехи. Мы называем ее "Всемирная сеть деревень". Я предлагаю развивать эту модель в Архангельской области, подключив ее к международной сети развития, и если это приведет к успехам в развитии, сделать этот проект символом инновационного сельского развития. Уверен, от этого выиграют все. Россия позднее может затем транслировать этот опыт и технологии в другие российские регионы, а также в другие страны, развивая ту новую международную архитектуру, о которой мы говорили выше, а также укрепляя свой позитивный имидж.

ИА REGNUM: Хочу поблагодарить Вас за этот разговор, который касался преимущественно глобальных проблем. Мы говорили о России в контексте мирового кризиса и мирового развития деревень. Но осталось еще немало более приземленных вопросов. Надеюсь, мы еще продолжим разговор.

Буду рад. Поэтому не прощаюсь, а говорю до встречи.
http://www.regnum.ru/news/1094909.html?forprint
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • Tags
настоящее

За Тюрина вступились иностранцы - 2 (интервью с Нарадой и Тюриным)

Опубликовано 12:12 16.02.2009
Документ: http://www.regnum.ru/news/1125332.html
Архангельская область может помочь России внедрять информационные технологии в соцсферу: Интервью

12 февраля Дмитрий Медведев выступил в Кремле о необходимости шире внедрять информационные технологии в жизнь. В своем выступлении президент России заявил, что без информационных технологий сегодня невозможен прогресс ни в научно-технической сфере, ни в управлении. Первоочередными задачами являются создание электронного правительства, внедрение информационных технологий в социальную сферу. О том, как это можно сделать с максимальной эффективностью корреспондент ИА REGNUM побеседовал с руководителем международной сети экспертов инноваторов "Всемирная Сеть деревень" (GLOBAL VILLAGES NETWORK) Францем Нарадой, а также с директором Института общественных и гуманитарных инициатив Глебом Тюриным.

ИА REGNUM: Господин Нарада, рады нашей новой встрече. Продолжение нашей беседы было отложено почти на два месяца. Чем вызвана задержка?

Франц Нарада: Я хотел перед тем, как вести этот разговор, дождаться ответа от руководства Архангельской области с тем, чтобы понимать, как господин Михальчук относится к нашим предложениям, о чем мы можем дальше говорить.

ИА REGNUM: Ответ от губернатора все-таки пришел?

Франц Нарада: Да, ответ пришел, его подписал заместитель губернатора господин Сергей Молчанский. В письме говорилось о той работе по устойчивому развитию сельских территорий, которые есть в Архангельской области сегодня, и было сказано, администрация Архангельской области заинтересована в сотрудничестве и готова поддержать те начинания, о которых я писал в своих предложениях. В частности в письме значилось: "Могу заверить Вас в нашей заинтересованности в развитии сельских территорий и готовности оказать содействие в организации данной работы в Архангельской области".

ИА REGNUM: Из чего можно заключить, что Архангельская область готова стать такой международной пилотной площадкой по сельскому развитию?

Франц Нарада: Как я понимаю, в письме было сказано именно это. Так что, похоже, движение к тому, чтобы сделать Архангельскую область международной площадкой инновационного сельского развития, идет. Хотя, конечно, пока получено самое предварительное согласие, нужно дальше над этим работать, надо формулировать, что и каким образом может быть сделано. Надеюсь, Администрация Архангельской области выйдет со своим видением. Мне представляется, что для начала надо создать некое общее понимание того, что такое сельское развитие в современных условиях, как оно строится, в чем заключается этот процесс.

ИА REGNUM: Может быть тогда об этом сегодня и поговорим?

Франц Нарада: Давайте. Я пригласил принять участие в этом разговоре директора Института общественных и гуманитарных инициатив Глеба Тюрина, который создал в Архангельской области замечательный опыт развития, чьи книги вдохновили многих людей во многих странах, и который лучше представляет, как обстоят дела с местным развитием в России. Это он будет заниматься практической работой по развитию в российских деревнях, поэтому вместе с ним мне будет легче сформулировать практические подходы к развитию. Итак, мы говорим о местном развитии. Это развитие определенного места, конкретной территории, - деревни, поселка, района силами этой территории. Вот есть деревня или есть группа деревень, есть некая локальная территория, и она должна жить, она должна развиваться.

ИА REGNUM: А это на самом деле важно? Нужно, чтобы вот те или иные населенные пункты жили и развивались?

Франц Нарада: Это очень важно. Развитие локальности становится знамением нашего времени. Локальные территории должны жить, локальные рынки должны развиваться, чтобы могли жить регионы. Кризис очередной раз с неумолимой логикой показал это. Если большая часть товаров, которые потребляются в вашем регионе, в него завозятся, и значительная часть производимых товаров вывозится, то падение чужих рынков, неизбежно обрушит производство и потребление в вашем регионе. И это падение может быть катастрофическим. В то время как наличие местного рынка, обеспеченного местными товарами, становится одной из главных подушек безопасности, и общий экономический хаос не оказывает на вас такого воздействия, как на других.

Глеб Тюрин: Поэтому, скажем, в Америке уже на протяжении ряда лет набирало (и набирает) обороты явление, которое назвали релокализацией, возврат к локальности. Это стратегия развития, которая делает упор на местном производстве продуктов питания, энергии, товаров потребления, которая направлена на то, чтобы усилить местный обмен, местное управление, местную культуру. Об этом не просто пишут в газетах или на сайтах, с этим работают. Уже тысячи, сотни сообществ, графств реализовывают эту стратегию на практике, миллионы американцев втянуты в эту работу. В ряде штатов взяли на вооружение принцип: продукты питания должны привозиться с расстояния не больше ста миль.

Нарада: Подобный подход можно встретить во многих странах, какую бы страну вы ни взяли: Канаду, Англию, Чили, Сербию, Литву, Киргизии, Таиланд, Кению.... Всюду идет работа с местным развитием. Всюду люди стали осознавать, что для того, чтобы сделать свою жизнь более успешной и защищенной, надо сделать ее гораздо более локальной. Это не означает разрыв дальних (глобальных) связей. Это означает необходимость усиления локальных связей. Это означает придание глобальным связям совершенно нового смысла. Это значит создание большого мира, который представляет собой союз и сосуществование большого количества локальных сообществ.

Глеб Тюрин: Мы видим это и в российской действительности. Сегодня любой ответственный региональный политик говорит о том, что нужно существенно увеличить роль местного производства, увеличить на местах потребление именно местных продуктов. И эти задачи встают все более остро.

Франц Нарада: Словом, местные вопросы вышли на повестку дня. О них уже нельзя не думать, ими нельзя не заниматься. Но нужно понимать, что развитие локальных, в частности - сельских территорий - это очень непростая задача. Это развитие требует очень существенных изменений. Оно не получится, если просто поддерживать то, что существовало прежде. Надо быть реалистами: местные рынки нельзя даже сохранить в том виде, в котором они существовали прежде. Как нельзя сохранить деревню в том виде, в котором она существовала прежде. Если все останется так же, как было, наши местные территории просто не смогут противостоять валу привозной массово произведенной продукции. Местные рынки в подавляющем большинстве архаичны, неэффективны, неконкурентоспособны. Их надо строить заново, строить на новых основаниях.

Глеб Тюрин: Последние десятилетия мы жили в индустриальном обществе, которое постоянно укрупняло производства, уничтожая маленькие деревушки, городки, постепенно перемещая людей в города. И массовое производство товаров стало абсолютно доминирующим. Оно создало мощную инфраструктуру продвижения своих товаров, которая в городах создала громадные торговые центры и супермаркеты, и которая также заполонила своей продукцией самые крошечные локальные рынки. Посмотрите на прилавки магазина любой маленькой деревушки почти в любой стране. И увидите, что полки завалены привозной продукцией массового производства. И не суть важно, в какой стране они произведены. Главное, это не местные продукты.

Франц Нарада: Село почти повсеместно оказалось зоной неконкурентоспособности, бедности, даже нищеты. Оно сегодня по факту отдало, уступило свой внутренний рынок и практически не может претендовать на свои человеческие ресурсы, лишено производительных сил: молодежь большей частью уезжает.

ИА REGNUM: Поэтому главный вопрос, о котором, наверное, нам надо говорить: как сделать село "конкурентоспособным", как преодолеть бедность?

Глеб Тюрин: Лучше ставить вопрос таким образом: как сделать его богатым? Как сделать так, чтобы оно получило современный способ получения богатства? Чтобы село перестало быть нищим и отсталым, чтобы частью сельского образа жизни стали современные способы создания богатства. Что такое богатство сейчас? Замечательный современный мыслитель Роберта Верцола написал, что богатство сегодня - это сочетание двух элементов: способности природы воспроизводить саму себя и безграничных возможностей роста человеческого знания. Знание (информация) в нынешнем мире играет абсолютно определяющую, просто революционную роль. Все, что создает богатство сейчас, в значительной степени состоит из знаний, а в некоторых случаях богатство - это буквально чистое знание (информация). Скажем, программное обеспечение (огромный источник современного богатства) - это информация в чистом виде. Это в буквальном смысле цифры, которые организованы в определенном порядке и связаны с возможностью компьютерной техники.

Франц Нарада: Знание совершенно изменило мир. Мы порой не отдаем себе в этом отчета. Оно накапливается с огромной скоростью, создавая все новые и новые изменения, и это стало одной из главных черт современности. Современное развитие - это постоянное изменение, основанное на росте знаний (информации). Конечно, не любая информация создает развитие, а та, которая направлена на изменение использования ресурсов, которая создает новые возможности. Самая полезная информация спрессована в технологии. Чтобы становиться богатыми, люди сегодня должны уметь использовать технологии. Современное богатство строится на технологиях, на знаниях, которые позволяют использовать эти технологии. Без них неизбежна бедность. И потому еще один вопрос, который нас должен волновать - как привнести в сельскую реальность современные технологии и те возможности, которые они создают, как открыть для этих бедных территорий возможности экономики знаний. Давайте обратим внимание: программа развития России до 2020 года в первую очередь ставит задачу продвижения экономики знаний.

Глеб Тюрин: До недавнего времени внедрение технологий в сельскую действительность казалось чем-то совершенно немыслимым, нереальным, поскольку технологии были почти монопольным владением городов. Индустриализация по существу разрушила ту удивительную, древнюю традиционную систему знаний, на которой деревня жила до ХХ века. Когда-то крестьянин знал, когда ему начать сев, когда закончить, в его распоряжении был огромный свод знаний, полученных от предков. Человек был частью природы. Все это почти полностью утрачено. Никакой новой системы знаний, которая могла бы служить деревне, не возникло. Более того, деревня оказалась исключена из системы накопления и использования технологий, лишена интеллектуальных ресурсов.

Франц Нарада: Мир оказался разделенным на технологичный, индустриальный, развивающийся город и на традиционное, архаичное, "застрявшее в прошлом" село, где, как говорили, только "хвосты коровам крутить". Город был той единственной средой, где могли размещаться технологии. Отношения города и деревни можно было охарактеризовать как доминирование, поглощение. Город как пылесос постепенно вытягивал людские ресурсы, все более и более разрушая сельскую действительность, лишая локальные территории сил. На протяжении длительного времени развитие технологий "работало" только на разрушение села.

Глеб Тюрин: Но все стало меняться. Дальнейшее технологическое развитие в очередной раз раздвинуло границы реальности, шагнуло за пределы городов, предоставив локальным территориям набор новых возможностей. Началось все с продвижения новых технологий массового (так называемого агропромышленного) производства, которое активно развивалось последние годы на юге России, в черноземных областях. Продвигаются они и Нечерноземье. Но массовое сельхозпроизводство возможно не везде. Что делать там, где оно не возникнет? Мы говорим о том, что есть немало новых возможностей и для сельских территорий, где массовое производство невозможно, для всех этих отдаленных небольших поселений.

ИА REGNUM: Что это за возможности?

Франц Нарада: Они на самом деле замечательны, их достаточно много, они могли бы вдохнуть новую жизнь в нашу глубинку. Беда в том, что о них мало кто знает. И мало кто понимает, как ими воспользоваться. Давайте расскажем о некоторых из них. Первое. Возник целый ряд технологий, которые позволяют создавать локальное немассовое, но конкурентоспособное производство. Бурный рост цифровых технологий, их внедрение в жизнь, их соединение с прочими техниками привели к тому, что технологии становились одновременно более производительными, более компактными, более доступными. Появилось немало новых технологий - малогабаритных, не требующих больших цехов, на которых может работать несколько человек. Это оборудование может быть перемещено и установлено почти где угодно (в дальней деревне, или хоть в лесу). Оно очень существенно повышает эффективность труда и дает возможность производить вполне конкурентоспособный продукт. С помощью этого оборудования можно было бы создавать новую экономику наших малых мест.

Глеб Тюрин: Скажем, появились компактные переносные пилорамы, которые можно вывести в лес и с ее помощью производить качественные доски прямо в лесу. Используя современную швейную машину, можно делать десятки сложнейших операций, например вышивки на футболки. Примеров можно привести великое множество в самых разных областях (и мы еще вернемся к вопросу об этих технологиях позже). Увы, до сих пор эти возможности практически не используются. И, думается, что дело не деньгах - многие из этих технологии вполне доступны. Дело в отсутствии понимания, в незнании. Люди, как правило, просто ничего не знают об этом. И даже если им расскажут об этих возможностях, они не знают, как к ним подступиться. У многих разговоры о технологиях просто не укладываются в голове. Нередко услышишь: "Какие там технологии в этой нашей действительности, о чем вы говорите?" Нередко так мыслят и местные руководители.

Франц Нарада: Кроме того, появились, скажем, новые и технологические, и маркетинговые возможности для местных производителей продуктов питания. Местное производство продуктов питания в современных условиях может получить новое дыхание. Конечно, оно не сможет заместить массовое производство, но местные производители сельхозпродукции вполне могут быть конкурентоспособными, могут развиваться, у них может быть своя ниша. Ведь местные продукты не содержат того, на чем держится массовое производство, - красителей, консервантов, пестицидов и прочих "прелестей", от которых многие люди в городах уже воют волком.

Глеб Тюрин: Во многих городах стал расти спрос на натуральные, экологически чистые (органические) продукты. В городах люди готовы платить за натуральные местные продукты. Это может стать значительным ресурсом развития сельских территорий. И здесь найдется место для разных производителей от частных (домашних хозяйств), фермеров, кооперативов, до больших коллективных производств. Можно было бы двигаться по восходящей: начиная с поддержки частых приусадебных хозяйств, постепенно переходя к более сложным и продвинутым формам кооперации. Но важно создание движения, изменений. Важно учиться объединять усилия так, чтобы на выходе получалось больше дохода. Надо выстроить объединение этой местной территории как общий интерес, но построенный на учете и объединение частных интересов. Кроме того, по большому счету сегодня задача стоит не столько в том, чтобы дать товарную продукцию в города. Надо для начала вернуть свои местные рынки. Ведь во многие сельские районы завозится большая часть потребляемых продуктов. Кроме производства сельхозпродукции можно и нужно думать о развитии целого ряда других малых производств. Но и эти возможности нельзя задействовать без новых технологий, в том числе - управленческих, маркетинговых и т.д. Скажем, большинство сельских жителей не обладает пониманием, каким образом им работать с продвижением своих товаров, на чем выиграть. Без привнесения технических новшеств трудно снизить производственные затраты, и так далее.

ИА REGNUM: Но мы говорим о том, что в деревнях остались одни старики. Кто будет этим всем заниматься?

Франц Нарада: Сегодня у сельских территорий появились совершенно новые возможности привлечения людских ресурсов. Наше время приносит новые возможности, которые даже звучат необычно, которые недавно нельзя было даже представить. Скажем, появились слои горожан, которые потенциально могут стать сельскими жителями, и вероятность этого велика. В частности, речь идет о том новом слое людей, который последние годы быстро рос, - "поколение, работающих дома". Это люди, которые не ходят на работу (в офис), они работают дома, а результаты своего труда отсылают заказчику через Интернет. К их числу могут относиться дизайнеры, инженеры, бухгалтера, консультанты, верстальщики, люди, которые оказывают услуги по телефону (например, бронирование), набор специальностей, работающих с компьютером, с информационными технологиями, - список можно продолжить. Эти люди часто общаются со своими клиентами только через системы связи, и заказы получают в других городах, областях, странах, даже континентах. Для них жизнь в городе необязательна. Они "работают не там, где живут". Они могут жить где угодно (но нужна связь). Сельская местность, которая хочет развиваться, могла быть предложить этим людям возможность комфортной жизни в деревне. Эти люди могли бы тогда жить без пробок, шума, стрессов, в экологически чистой среде, зарабатывая, как горожане, но при этом тратя намного меньше, чем в городах.

Глеб Тюрин: Так на селе может возникнуть прослойка людей, занимающихся квалифицированным трудом, который прежде был доступен только горожанам. Они могут создать своеобразный экономический симбиоз с сельхозпроизводителями, фермерами, оплачивая последним свежие продукты, услуги. Появление этих людей невероятным (почти взрывным) образом расширило бы возможности сельских территорий, создав новый интеллектуальный слой сельчан, новую сельскую интеллигенцию. Даже несколько переехавших таких горожан для той местности, где они поселись, открыли бы абсолютно новые возможности. Но, кроме того, можно и нужно думать о том, как вернуть ту сельскую молодежь, которая уехала в города. И это тоже совершенно реально. Конечно, это невозможно без привнесения новых технических возможностей, без создания новых экономических реалий. Видите, все получается взаимосвязанным, и все опять упирается в технологии.

ИА REGNUM: Насколько реально, чтобы сегодня люди поехали жить в деревню? Не напоминает ли это страницы научно-фантастического романа?

Франц Нарада: Нет, это не фантастика, это уже реально происходит. Мы просто не всегда готовы воспринимать новое. В каких-то странах такое перемещение в сельскую местность - это уже массовое явление, где-то это только начинается. Но, похоже, это некая нарастающая тенденция. Города на самом деле - это в каком-то смысле очень проблемное место для жизни. Это процесс начал бы нарастать, если бы сельская местность могла бы стать тем, что называется микроурбанизированной средой (если бы в ней были созданы возможности коммуникаций, хорошие условия для жизни и отдыха).

Глеб Тюрин: Примеров такого перемещения в сельскую местность немало и в России. Начинается, как говорят, обратная колонизация сельских территорий, и не только в непосредственной близости от Москвы или Питера. Недавно узнал о том, что двое москвичей переехали жить в пинежскую деревню Веркола, а это, как говорится, не ближний свет. Я лично знаю десяток москвичей, которые говорят, что в принципе хотели бы переехать жить в какую-нибудь красивую старинную деревню, потому что устали от города и его безумной экологии. И тут мы можем говорить об еще одной имеющей современной возможности села: о развитии через культурный потенциал территории, о развитии через рекреационные возможности. Время создало запрос на самобытность, местный колорит, традиционную культуру. Массовое производство, массовая городская культура обезличивают планету. Везде вы увидите одни и те же торговые центры, одни и те же фастфуды, одну и ту же рекламу, примерно те же коробки домов. Поэтому так радует подлинность, некая самобытность. И это означает запрос на сохранение нашей локальности, местной особенности. Те сельские территории, которым сохранили черты своей традиционной культуры, на самом деле имеют значительный ресурс развития. Традиционный ландшафт (или даже его элементы) могут послужить основой для создания ландшафтного развития территории, создания особой среды, в которой захотят переехать жить те самые успешные горожане, о которых мы говорили выше. И это может стать основой для еще одной важной отрасли - экономики гостеприимства, сельского туризма. Это как показывает практика, огромный рынок, который может стать еще одной основой нового развития села. Архангельская область обладают в этом смысле перспективами, поскольку у нас множество удивительных по колориту старинных деревень.

Франц Нарада: Словом, видите есть множество самых различных современных возможностей. Они реально существуют. Можно было бы продолжать этот разговор. Но важно сказать о том, что эти возможности сами по себе не реализуются, они не появятся сами собой. Нужны особые усилия, особые проекты, особые программы, которые позволят деревне этими возможностями воспользоваться. Нужны люди, которые все это увидят, захотят всем этим воспользоваться. Все начинается с людей.

ИА REGNUM: Наверное, многие люди, которые прочитают то, о чем говорилось выше, скажут что это необычно и маловероятно. Боюсь, очень многим сельчанам будет непросто понять и принять подобные идеи.

Франц Нарада: Вы правы. И в этом главная загвоздка. Одна из главных причин, почему село сегодня не развивается, заключается в том, что в подавляющем большинстве люди не видят возможностей, они живут в мыслительной среде, которая не дает им видеть возможности, а уж тем более использовать их. Поэтому само "вдруг" село развиваться не станет. Сельские территории нельзя сохранить, если в них не произойдет существенных изменений.

Глеб Тюрин: И это не вина сельчан, это скорее, беда. Одно из отличительных особенностей почти любого сельского социума является то, что он не готов к изменениям, не умеет и не готов сам создавать изменения. Так традиционно сложилось. В отличие от городов, которые практически постоянно находились в состоянии изменений, село на протяжении многих лет (или даже столетий) почти не менялось (или менялось незначительно). Сельские жители привыкли из поколения в поколение жить почти так же, как прежде. Но сегодня без умения меняться уже просто невозможно жить. Без умения изменяться нельзя говорить просто о сохранении деревни. И вот эту неготовность к изменениям нужно преодолеть.

Франц Нарада: Нужно принести умение меняться, создавать позитивные изменения, принести умение быть современным. Поэтому сохранение сельских территорий можно только в результате инновационного развития. Нужны особые умения, которые позволили бы принести и приживить в сельской действительности современные инновационные подходы. В первую очередь нужно принести то, что в программе развития России до 2020 года называется инновационным поведением населения.

ИА REGNUM: Но ведь это необычайно трудно. Возникают сомнения в том, насколько это вообще возможно.

Франц Нарада: Я думаю, что тот опыт, который ИОГИ создал в Архангельской области, со всей очевидностью показывает, что в самых дальних и обездоленных деревнях возможно создавать это инновационное поведение сельчан. И это можно сделать с очень высокой эффективностью, с высочайшей отдачей. Не случайно этот опыт вызвал такой отклик в разных странах.

Глеб Тюрин: Развитие - это не передача денег, как думают некоторые чиновники. Развитие - это передача умений, передача навыков, передача знаний, которые формируют инновационное поведение жителей, сообщества. Это то, что Путин и Медведев обозначили в качестве стратегических приоритетов страны. Поэтому совершенно очевидно, что это требует появления людей, которые умеют работать с этим профессионально, таких профессиональных "развивателей", людей которые помогают создавать развитие. Инновацию, повторюсь, надо принести, адоптировать, показать, научить, помочь внедрить, сопровождать до тех пор, пока она не приживется, пока на практике кто-то из сельчан не сможет реализовать что-то нечто инновационное. А потом нужно показать остальным, объяснить, растолковать. И тогда эта инновация обретает последователей, становится жизненной реалией.

Франц Нарада: И сегодня речь идет по сути дела о появлении новой профессии: вот этих самых "развивателей" местных территорий, которые обладают специальными навыками, которые могут прийти в ту или иную местность и помочь людям "раскрутить" инновационные проекты, выстроить мосты в будущее. Эта профессия нарождается одновременно в разных странах. Пока нет даже ее устоявшегося названия. В Венгрии их называют "менторами информационного общества", в Австрии мы называем их "региональными информационными коучами". Где-то зовут "гидами" или тренерами, фасилитаторами, аниматорами. Но мы знаем, что их главная задача заключается в том, чтобы помогать людям увидеть новые возможности и шаг за шагом добиваться успешных изменений. Тот опыт работы с инновациями, который был создан в Архангельской области, в этом ключе представляет огромное значение, и он, безусловно, является одним из ключевых ресурсов вашей области. Именно это является одной из главных предпосылок для превращения вашей области в международную площадку инновационного развития сельских территорий.

Глеб Тюрин: Думаю, наша область могла бы внести свой существенный вклад в программу инновационного развития страны.

ИА REGNUM: Хочу поблагодарить вас за разговор. Он получился большим и неожиданным. Но многие вопросы, которые хотелось бы задать, остались незатронутыми. Поэтому давайте вернемся к ним позже.

Франц Нарада: С радостью.
http://www.regnum.ru/news/1125332.html?forprint
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • Tags
настоящее

нашёл более-менее вменяемого левака

Нашёл более-менее вменяемого левака, который трезво смотрит на левацкие и совковые сказки про "голод в России" и "крестьяне померли? а иначе рабочие помрут"/"подохли, туда им и дорога" в СССР. То, что левачество зачастую связано с ущербностью разума - заметил уже давно, хотя мне встречались и вполне вменяемые леваки. Но вот по теме голодомора в СССР и обеспечения продовольствия в РИ я вменяемых леваков не видел в жж. Теперь увидел. Как минимум имеет место признание роли в аргументации документального подтверждения фактов и непризнание всяких совковых фальшивок про "лейбканцелярию". Роли в нахождении истины это никакой не сыграет - как не играют роли политические убеждения при корректных доказательствах. Но появляется возможность перевести словесные баталии по теме с политических во внутрилевацие. Ибо, как я уже написал - корректные доказательства - они к политике отношения не имеют. И если какие-то невежды и совки вроде "профессора" Лопатникова любят обманываться - то это должны быть их личные проблемы.

Поправка
shraibman
2008-02-11 08:26 pm UTC (ссылка)
Поскольку речь шла обо мне, замечу вот что. Я не утверждал, что царская Россия справлялась лучше с задачей продовольственного снабжения населения чем СССР. Это слишком общее утверждение.

Я сказал следующее: Царская Россия могла худо-бедно обеспечить продовольствием собственное население в последние несколько десятилетий своего существования и при этом экспортировала хлеб.
СССР пытался делать то же самое и это привело к голодной катастрофе в 1933 г, гибели приблизительно 7-8 миллионов человек. В 30е годы были и другие голодные годы. В итоге СССР отказался от эксапорта хлеба и перешел к импорту.


Проблема в том, что для царской России, как и для СССР приоритетны были совершенно иные задачи, нежели обеспечение благосостояния населения. А именно - развитие промышленности, догоняющая военная и промышленная модернизация. Так, советское правительство могло спасти от голода миллионы голодающих в 1933 гг, но предпочло экспортировать хлеб, что многое говорит о его гуманности. Безусловно, советское правительство предпочло бы производить продовольствие на экспорт и вкладывать драгоценную валюту в импорт новейших технологий, а не расходовать ее на импорт продовольствия. Однако оно такой возможности, видимо не имело.
Так вот, похоже, что полуфеодальная экономика царской России лучше решала эти приоритетные задачи, чем колхозная экономика СССР.


P.S.
Научных данных о гибели от голода миллионов людей в царской России в период Николая I нет.
Если они есть, прошу принести соответствующие данные и выкладки ученых.


P.P.S.
Голодомор 1933 г поразил практически всю страну, особенно страшно ударил по хлебопроизводящей Украине, по Северному Кавказу... Никакими природными явлениями это событие объяснено быть не может.

P.P.P.S.
Царской России и ее режиму я не симпатизирую, он мне глубоко противен.

Афанаризм обещал в августе выложить материалы, которые он нашёл по поводу голода в РИ и закрыть эту тему совковыми выдумками о голоде и ежегодных умерших с голода миллионах в РИ. А пока это не произошло, вот что пишут в ненаших энциклопедиях:

http://www.answers.com/topic/famine-of-1891-1892
Russian History Encyclopedia: Famine of 1891 - 1892

Home > Library > History, Politics & Society > Russian History Encyclopedia

The famine of 1891 - 1892 was one of the most severe agricultural crises to strike Russia during the nineteenth century. In the spring of 1891 a serious drought caused crops to fail along the Volga and in many other grain-producing provinces. The disaster came on the heels of a series of poor harvests, its impact worsened by endemic peasant poverty and low productivity. The population of the affected areas had few reserves of food and faced the prospect of mass starvation.

Beginning in the summer of 1891, the imperial Russian government organized an extensive relief campaign. It disbursed almost 150 million rubles to the stricken provinces, working closely with the zemstvos, institutions of local self-government responsible for aiding victims of food shortages. The ministry of internal affairs established food supply conferences to coordinate government and zemstvo efforts to find and distribute available grain supplies. When massive backlogs of grain shipments snarled the railroads and threatened the timely delivery of food, the government dispatched a special agent to remedy the situation. The heir to the throne, the future Nicholas II, chaired a committee designed to encourage and focus charitable efforts. Many public-spirited Russians - Leo Tolstoy, Anton Chekhov, Vladimir Korolenko and others - rushed into the countryside on their own initiative, setting up a large network of private soup kitchens and medical aid stations.

The relief campaign was remarkably successful. More than 12 million people received aid, and starvation was largely averted. Mortality for 1892 rose in the sixteen famine provinces - about 400,000 deaths above normal - much of it due to a simultaneous cholera epidemic. But compared to contemporary Indian and later Soviet famines, this loss of life was minimal. Still, the famine aroused public opinion. Many blamed the government's economic policies for causing the disaster, and its relief efforts were often unfairly criticized. Consequently, the famine proved to be an important turning point in Russian history, beginning a new wave of opposition to the tsarist regime.

Bibliography
Robbins, Richard G., Jr. (1975). Famine in Russia, 1891 - 1892: The Imperial Government Responds to a Crisis. New York: Columbia University Press.
Simms, James Y., Jr. (1977). "The Crisis of Russian Agriculture at the End of the Nineteenth Century: A Different View." Slavic Review 36:377 - 398.
Wheatcroft, S.G. (1992). "The 1891 - 92 Famine in Russia: Toward a More Detailed Analysis of its Scale and Demographic Significance." In Economy and Society in Russia and the Soviet Union, 1860 - 1930: Essays for Olga Crisp, eds. Linda Edmondson and Peter Waldron. New York: St. Martin's Press.

—RICHARD G. ROBBINS JR.