Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

Нью-Йорк Таймз о восставших с Юго-Востока написала без укролжи.

В статье люди в донецкой самообороне до сих пор (очевидно до Одесской резни) спорили - что выбрать федерализацию или отделение. Надеюсь, в Одессе "Украина" показала им своё истинное лицо и больше никакой федерализации они хотеть уже не будут. Это бессмысленно федерализовываться с теми, кто готов тебя уничтожать.

https://www.facebook.com/anatolijsharij/posts/10203908174533181?stream_ref=10
Анатолий Шарий, Вчера, 4.5.2014 17:58.
Кто-то из украинских служителей зарплаты смог бы написать ТАКУЮ статью, беспристрастную?
Так что теперь будут гундосить псевдо-СМИ, когда журналисты The New York Times не нашли ни единой связи тех людей с Росиией?
Глупые американцы или… "их купил Кремль"? А может они просто профессионалы?
Вчера со мной связался журналист ВВС. Он многое понял, как мне кажется. И он РОЕТ, а не ширит фейки. Учитесь, пока вас всех не разогнали к чертям, напыщенные сказочники.
===
http://www.nytimes.com/2014/05/04/world/europe/behind-the-masks-in-ukraine-many-faces-of-rebellion.html
Behind the Masks in Ukraine, Many Faces of Rebellion
By C. J. CHIVERS and NOAH SNEIDERMAY 3, 2014
...
Pro-Russian militiamen in the backyard of their base in Slovyansk, in eastern Ukraine, last week. Credit Mauricio Lima for The New York Times

===
http://rusinform.ru/index.php?newsid=4027
Россия: взгляд со стороны / За Масками на Украине, Многоликое Восстание (Вчера, 4.5.2014, 21:35)
Опубликовал: msveta
Автор: C. J. CHIVERS and NOAH SNEIDER
Источник: Нью-Йорк Таймс.

СЛАВЯНСК, Украина — Лидер повстанцев разложил топографическую карту перед закрытым продуктовым магазином, когда украинский военный вертолет пролетел в сторону соседнего холма. Украинские войска только что захватили позиции вдоль реки, примерно в полутора милях. Командир думал, что они могут двигаться вперед.


Он отдал приказ с авторитетом человека, который видел много сражений. “Спуститесь до моста и разместите снайперов", сказал лидер, назвавшийся только Юрием, бывшему украинскому десантнику, который побежал трусцой.

Юрий командует 12-й группой, входящей в самопровозглашенное Народное ополчение Донецкой Народной Республики, ранее неизвестных и часто маскирующихся повстанцев, которые в начале апреля захватили правительственные здания на востоке Украины и, до субботы держали в плену команду европейских военных наблюдателей, обвиненных в шпионаже в пользу НАТО.

Он одно из лиц, стоящих позади темной истории военизированных захватов. Но даже без маски, многие их цели, мотивы и связи остаются темными, иллюстрируя, почему этот растущий конфликт все еще так сложен.

Юрий, которому, кажется, около 50-ти, во многом обычный восточный украинец своего поколения. Военный ветеран, он пережил распад СССР, имел небольшой строительный бизнес в Дружковке, примерно в 15 милях к югу отсюда.

Но его возвышение среди повстанцев имеет особые корни: Он также бывший командир советского спецназа, который служил в Афганистане, подоплека, которая может сделать его и подлинно местным и кремлевским ставленником.

В этой войне, омраченной конкурирующими претензиями с обеих сторон, одна постоянная тайна это личность и принадлежность ополченцев, которые вызвали противостояние между Россией и Западом в его последней горькой фазе.

Москва говорит, что они украинцы, а не часть российских вооруженных сил, а так называемые зеленые человечки в Крыму присутствовали.

Западные чиновники и украинское правительство утверждают, что русские привели, организовали и вооружили бойцов.

Более глубокий взгляд на 12-ю группу - в течение более чем недели пребывания на их блокпосте, интервью с их бойцами и наблюдения за их действиями против украинского военного продвижения здесь в пятницу - показывает, что в их случае ни одно изображение не отображает всю историю.

Повстанцы из 12-й группы, кажется, украинцы, но, как и многие в этом регионе, имеют тесные связи и родство к Россией. Они ветераны советских, украинских или русских армий, а у некоторых есть родственники по ту сторону границы. Они это запутанная смесь идентичности и привязанностей.

Еще более усложняет картину то, что в то время как бойцы разделяют страстное недоверие к правительству Украины и к западным державам, которые его поддерживают, они не согласны между собой о своих конечных целях. Они спорят о том, должна ли Украина перераспределить власть через большую федерализацию или же регион должен быть присоединен к России, и они питают разные взгляды на то, какая стороны может претендовать на столицу Киев и даже о том, где может лежать граница разделенной Украины.

Юрий неуверенно говорит о возможности присоединения к России, в то время как трехцветный флаг России развевается рядом с крыльцом, где он руководит своим войском.

Он говорит, что участвовал в захвате здания разведывательной службы Украины в Донецке 7 апреля и произвел захват полиции этого города, произошедший пять дней спустя, две отдельные операции, которые помогли установить точку опоры ополчения. Видео и фотографии второй атаки подтвердили его рассказ.

В течение недели, когда украинские солдаты иногда подходили ближе, он усмехался на заявления чиновников в Киеве и на Западе, что его деятельностью руководили российские офицеры военной разведки.

Нет никакого российского начальства, сказал он. “У нас нет москвичей здесь”, сказал он. "У меня достаточно собственного опыта".

Этот опыт, по словам его и его бойцов, включает в себя четыре года, в качестве советского младшего командира части в Кандагаре, Афганистан, в 1980-х.

Из 119 бойцов, по его словам, которыми он командует, кажется, в возрасте от 20-ти до 50-ти, все рассказывают о предшествующей службе в советской или украинской пехоте, воздушно-десантных войсках, войсках специального назначения или ПВО.

Один из них, Костя, служил в постсоветской российской армии, где он был десантником. Но он также имел украинское гражданство, которое по его словам, получил два года назад после переезда в Донецкую область в 1997 году, чтобы жить около своей матери.

Двое других сказали, что они были с востока Украины, один из Одессы, на юге, а другой из Днепропетровска, в центре.

В настоящее время, 12 группа является частью линии фронта в Славянске, где его бойцы стоят на баррикадах, расположенных перед украинскими вооруженными силами, с которыми ополчение столкнулось несколько раз.

Члены группы носят маски во время патрулирования, которое проходит в городе круглосуточно.

Они показывают признаки дисциплины, в том числе организацию дежурства на блокпостах, часто чистят оружие и воздерживаются от алкоголя.

И они утверждают, что имеют широкую сеть информаторов, которые предупреждают их об украинских военных действиях, когда они начинаются.

Все говорили с отвращением о киевской временной власти, которые пришли к власти после свержения президента Виктора Ф. Януковича с поста в феврале.

Они ощетинивались на любое предположение, что их захват правительственных зданий был неправильным. Прозападные протестующие в Киеве держат правительственные здания и главную площадь города начиная с осени прошлого года, сказали они.

“Почему Америка поддерживала те действия, но против наших?” сказал Максим, молодой бывший десантник, который ставил снайперов Юрия у моста. "Таковы двойные стандарты Запада".

Максим, как и многие другие, говорит о том, что он рассматривает, как нерушимые культурные, экономические и религиозные связи с Россией и его идеал великого славянского мира, который, по его словам, находится под угрозой извне.

Угрозы, по словам бойцов, были четко высказаны парламентским предложением в феврале временными органами в Киеве, которые лишили бы русский его статуса в качестве официального языка в Восточной Украине. На это предложение было наложено вето временного президента, но с точки зрения боевиков этот эпизод сигнализирует об официальном культурном наступлении.

"Это был поворотный момент", сказал Максим, трогая нож расположенный на груди в черном жилете.

Несколько бойцов качали головами при мысли, что им заплатила Россия, олигархи или кто-то другой.

"Это не работа", сказал один боец, Дмитрий. "Это служба».

Более того, если бы спецслужбы России помогали бы им, то по их словам, они бы имели новое оружие, а не устаревшее оружие находившееся на их контрольно-пропускном пункте и хранящееся на базе, где они спят. В ходе боев в пятницу, двое из бойцов носили охотничьи ружья, и самым тяжелым видимым оружием был единственный ручной противотанковый гранатомет.

Большая часть их запаса была идентична оружию, замеченному в руках украинских солдат и войск спецназа МВД на правительственных позициях недалеко от города. К ним относятся 9-миллиметровые пистолеты Макарова, автоматы Калашникова и несколько снайперских винтовок Драгунова, ручные пулеметы РПК и переносные противотанковые ракеты, в том числе некоторые с производственными штампами 1980-х -начала 1990-х.

Многое из оружия показывает признаки долгой службы. Одно из них, пусковая установка РПГ-7, выглядело чистым и свежим. Бойцы сказали, что приобрели его у украинских солдат за $ 2000, вместе с 12 осколочно-фугасными снарядами.

Члены ополчения сказали, что их оружие было или взято из захваченных полицейских зданий и находилось в захваченных украинских БМП, или куплено у коррумпированных украинских солдат.

В вооружении 12-й группы не было никакого четкого русского следа, но не было возможности подтвердить слова мятежников об источниках их денег и снабжения.

Были, однако, показатели местной поддержки.

Однажды днем трудились толпа, чтобы построить баррикады и бункер рядом мостом через канал на западе города.

На главную базу 12-й группы, в дом Тани и ее мужа, Льва, приходили жители, чтобы пожертвовать еду: домашнюю выпечку, шматы сала, чан с борщом, мешки свежего зеленого лука, банки маринованных овощей и фруктов.

"Для парней в Киеве, мы сепаратисты и террористы", сказал Юрий. "Но для людей здесь, мы защитники и покровители".

Таня, 60 лет, которая предложила кормить повстанцев после того, как ее сын присоединился к ним в прошлом месяце, взяла на себя роль повара группы. Она поставила за домом стол с едой и увещевает людей есть больше каждый раз, когда они оставляют миски борща недоеденными.

Гараж супругов стал казармой; сарай теперь арсенал. Камуфляж висит на веревках натянутых между вишнями.

Ополчение утверждает, что в основном у них хорошие отношения с местной полицией, которая мало что делает, чтобы остановить их. Многие полицейские все еще патрулируют на территории повстанцев, принимая власть ополчения, направляя движение или расследуя несчастные случаи.

Где эти ополченцы и их покровители пытаются удержаться, Украина остается предметом спора даже среди мужчин, носящих маски.

В 12-й группе, некоторые надеются, что восточные провинции смогут установить автономию в пределах федерализируемой Украины. Другие говорят о разделе страны на две части, причем большая часть ее присоединится к России.

Отвечая на вопрос, следует ли Украине оставаться одной страной, Сергей, ветеран советской службы ПВО, сказал: "Конечно, почему нет?"

"Нет, нет, нет", прервал Дмитрий, младший борец. "Что это может быть за единая Украина?"

Позже еще один боец, Алексей, согласился. "На западе Украины, они показали свои лица: нацисты, фашисты", сказал он. "Они разрушили памятники Ленину, напали на нашу историю. Жить на одной земле с ними бессмысленно для нас".

Потом дело дошло до деталей, где может пройти новая граница, и какая сторона должна иметь Киев. "Пусть Киев остается там на западе", сказал Саня, огромный человек с бритой головой, который нес снайперскую винтовку Драгунова. "Это не проблема в принципе".

"Нет, все пути ведут в Киев!", сказал Дмитрий.

Алексей предложил границу вдоль Днепра, реки, протекающей через Киев.

«Прекрасно, вдоль Днепра”, сказал Дмитрий. “Левый берег их, правый берег наш”.

Какой бы ни была окончательная форма, сказал позже Юрий, временное правительство Украины должно позволить провести голосование или столкнуться с гражданской войной.

“Или море крови и трупов, или референдум”, сказал он. “Нет никакого третьего пути”.
Tags: окраинство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments