Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Category:
  • Mood:

Крематорий - кафедра безбожия в советском Диснейленде

В продолжение поста:
https://man-with-dogs.livejournal.com/2600922.html
Победили Бога, победили Человека, а теперь - развлечения. Чуковский с дочкой в крематории.
===
http://pstgu.ru/scientific/newest/news_hist_RPC2/2011/02/08/27827/
«Ударим кремацией по ветхозаветным кладбищам»: Крайности атеистической пропаганды

...Доклад исследовательницы был посвящен одному из направлений атеистической пропаганды в довоенные годы, а именно дискредитации христианского погребения. С этой целью, с первых лет революции стала активно пропагандироваться идея о кремации умерших. Появился даже лозунг «Ударим кремацией по ветхозаветным кладбищам». В Москве под крематорий был перестроен православный храм преподобного Серафима Саровского рядом с Донским монастырем.

Агитационная открытка

...
Невероятные усилия были приложены властями и, к сожалению, некоторыми известными и талантливыми архитекторами, чтобы устроить крематорий в Петрограде, да не просто в Петрограде, а на территории Александро-Невской лавры. Была создана «Постоянная комиссия по постройке Первого государственного крематория в Петрограде». Председателем назначен член Коллегии НКВД Б.Г. Каплун, считавший дело кремации «чрезвычайно своевременным и прогрессивным».

В 1920 году журнал «Революция и церковь» объявил конкурс на проект первого в республике крематория под лозунгом: «Крематорий – кафедра безбожия» . Комиссия наметила для постройки этой самой «кафедры» участки земли на территории Александро-Невской лавры. Митрополит Вениамин обратился к Председателю Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов Г.Е. Зиновьеву с просьбой не осквернять обитель. Тем не менее, на территорию Лавры начали свозить строительные материалы, при этом использовался подневольный труд заключенных, «начиная от инженеров и кончая землекопами» . Комиссии выделили рабочие помещения в здании Духовной семинарии.

...А пока в здании бывшей городской бани «в срочном порядке» в 1921 году был устроен временный крематорий. Процесс кремации – технологически сложный и требующий большого количества топлива; на одно сожжение уходило до 200 килограммов дров. От поклонников кремации, потерявших всякий стыд, поступило предложение – топить печи мусором, который собирали бы на улицах города, чтобы утилизировать и одно, и другое, а заодно удешевить процедуру. Первый временный советский крематорий просуществовал недолго – до 1923 года. Сооруженная в спешке печь скоро вышла из строя. Кроме того, действительно, «не хватало дров». Комиссия была ликвидирована. Помещение в дальнейшем использовалось не по назначению.
...
Совершенно другую картину представляло устройство «Кафедры безбожия» в Москве. В отличие от Петрограда-Ленинграда, оно не встретило здесь никаких препятствий.

В январе 1925 года в музее Московского коммунального хозяйства была открыта выставка, на которой посетители имели удовольствие видеть модели и фотографии крематориев, печей, познакомиться с последними новинками в этой области. Так же, как и в Ленинграде, в Москве в 1925 году был проведен конкурс на проект крематория – с выплатой премий и поощрений. Две первые премии получили: архитектор К. Мельников (впоследствии выдающийся представитель русского конструктивизма) и молодой архитектор Д.П. Осипов. Осуществляя заветные желания властей, Осипов предложил разместить крематорий в помещении церкви Преподобного Серафима Саровского и св. благов. княгини Анны Кашинской на новом кладбище Донского монастыря . Этот проект получил первую премию и был утвержден для исполнения. Печи и все техническое оборудование, помня о прошлых неудачах, заказали в Германии. Для установки его в январе следующего, 1926 года, в Москву приехали немецкие инженеры.

После передачи храма под крематорий началась перестройка здания. В работе принимал участие ученик А.В. Щусева Н.Я. Тамонькин, построивший перед тем несколько храмов. В Донском он занялся отделкой интерьеров. Но сначала были ликвидированы великолепные расписные фарфоровые иконостасы и киоты, украшавшие храм. Церковный купол снесли и вместо него установили 20-метровую бетонную башню. В бывшем верхнем храме преп. Серафима Саровского был устроен ритуальный зал; в нижнем, в честь благоверной княгини Анны, на солее и частично в алтаре встали немецкие кремационные печи. В центре ритуального зала был устроен раздвигающийся пол. Кто-то назвал это сооружение «преисподней» с «адским огнём»... Весь тот год в прессе шла усиленная агитация за новый тип погребения. Газета «Вечерняя Москва» писала: «В Москве состоялось первое собрание учрежденного Общества распространения идей кремации в СССР. Общество объединяет всех сочувствующих этой идее. Годовой членский взнос составляет 50 копеек. Общее собрание решило организовать рабочие экскурсии в крематорий в целях популяризации идей кремации и привлечения новых членов»..

Первыми клиентами крематория стали, как и следовало ожидать, старые большевики: сто пятьдесят человек, во исполнение наказа Троцкого завещали свои трупы на сожжение. В колумбарии, размещенном в стенах бывшего храма, на урнах можно прочесть надписи: «Большевик-чекист», «Член ВКП(б), стойкий большевик и чуткий товарищ». В путеводителе Шебуева 1930 года «Москва безбожная» говорилось: «Донской монастырь является пионером по части кремации в СССР!»... «Лишь в СССР кремация доступна всем»... «Московский крематорий за рабочий день может совершить 18 сожжений. Какое облегчение для Москвы!» Газеты пестрели лозунгами: «У первобытных людей сожжение было религиозным способом погребения, в наши дни оно является антирелигиозным актом!»; «Крематорий – это конец мощам нетленным и прочим чудесам!»

Как известно, Бог поругаем не бывает. Но последствия «нераскаянного греха», возведенного в ранг государственной политики, не заставили себя долго ждать. С середины 1930-х годов сюда стали привозить для кремации расстрелянных по московским тюрьмам и умерших под следствием. Многие деятели Союза Воинствующих Безбожников, начиная с Центрального совета и кончая районными организациями СВБ, в конце 30-х были расстреляны и кремированы здесь в режиме строжайшей секретности. А в 1934 году здесь были уничтожены останки самого осквернителя храма, умершего молодым, – архитектора Д.П. Осипова. Урна с его пеплом вмурована в один из столпов бывшего храма.
Tags: большевики, картинки, религия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments