Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

о пользе фильмов про Штирлица и кагебешных аналитиков - в ФСБ таки создали аналитический отдел

В продолжение поста с рекламой пионеровского разоблачения кагебе. Которое есть просто пересказ того, что пишут о кагебе в открытую (см.статью ниже). При этом выясняется, что Андропов, заказавший кино про вумных кагебешников, стал родоначальником мифа об аналитической мощи кагебе, которой не было, и которая (аналитика, а не её мощь) появилась, т.к. уверовавшие в неё по фильмам, разрешили кагебе-феесбе создать такую службу. Работа этой службы очень интересовала и всяких олигархов, которые получали её от продажных феесбешников.

Ещё одна демонстрация убогости совка - когда потребовалось его разрушение, чтоб созданные при совке мифы хоть как-то стали воплощаться в реальность. Да и то потому, что люди настолько уверовали в эти мифы, что не могли предположить всей убогости совка.


http://www.agentura.ru/press/about/jointprojects/ej/analisys/
В чем ФСБ уже превзошла КГБ

Андрей Солдатов, Ирина Бороган / Опубликовано в "Ежедневном журнале" /

Возникший на закате Советского Союза миф о необыкновенных аналитических возможностях КГБ в конце концов привел к тому, что ФСБ обошла своего советского предшественника, получив право не только знакомить руководство страны с полученной информацией, но и делать выводы.

На самом деле, первая аналитическая структура появилась в центральном аппарате КГБ лишь в 1989 году: сформированную тогда Службу оперативного анализа и информации возглавил Валерий Лебедев (ныне руководитель Фонда православного телевидения).

До этого момента аналитического аппарата в КГБ не было. Некоторым предшественником такой структуры можно считать созданную в 1960-м при председателе КГБ группу "по изучению и обобщению опыта работы органов госбезопасности и данных о противнике", правда, просуществовала она недолго.

Вот как описывает аналитические возможности КГБ Вадим Бакатин, возглавивший его в 1991 году: "До прихода в КГБ я был уверен в огромных интеллектуально-аналитических возможностях этой организации. Скажу прямо, меня ждало разочарование. Только чуть более года назад было создано Аналитическое управление, которое не успело встать на ноги. Деятельность информационно-аналитических подразделений, существовавших практически в каждом управлении, и ряда научных институтов никем по-настоящему не координировалась. Почти необработанные информационные потоки сходились на столе Председателя КГБ, который отбирал, какая информация достойна внимания высшего государственного руководства. <…> Мыслить широкими политическими категориями разрешалось только на Старой площади, а роль КГБ сводилась в первую очередь к постановке первичных данных и реализации уже принятых решений".

То есть данные, добываемые КГБ, поступали в различные отделы ЦК, и только там делались аналитические выкладки.
Похоже, подобная система была придумана, чтобы сохранить контроль ЦК над КГБ и не допустить монополии Комитета госбезопасности в снабжении главы государства информацией. Поэтому, кстати, еще в 1967 году для аналитической работы при председателе КГБ Андропове была создана Группа консультантов в составе 10 человек. В нее вошли Г. Шахназаров, А. Бовин, Г. Арбатов, то есть люди, по складу ума далекие от КГБ, и никогда в этой структуре не служившие.

Уже после крушения КГБ произошла парадоксальная вещь: возник устойчивый миф о необыкновенных аналитиках КГБ. Этому способствовали как фильмы 80-х по романам Юлиана Семенова, смотревшиеся теперь с понятной ностальгией, так и мемуары бывших генералов Комитета, в которых создавался образ проницательного ведомства, предупреждавшего ЦК о развале страны, да только к нему не прислушались. Не последнюю роль сыграл тут Николай Леонов, руководитель Аналитического управления КГБ в 1990-1991 гг. В течение многих лет он был главным аналитиком державно-патриотической телепрограммы "Русский дом", примеряя на себя роль русского Збигнева Бжезинского (сейчас он депутат Госдумы от "Родины", член комитета по безопасности).

Кроме того, в начале 90-х некоторые новые социологические службы возглавили бывшие сотрудники КГБ, и это тоже способствовало развитию мифа. К примеру, Андрей Милехин, генеральный директор холдинга "ROMIR Monitoring", после окончания в 1986 году факультета психологии Ленинградского госуниверситета служил в КГБ, но долго в этой системе не удержался, занявшись частным бизнесом.

На самом деле, в КГБ не было социологических служб. Александр Михайлов, бывший руководитель пресс-службы ФСБ, рассказывал, как в начале 80-х перед КГБ по Москве поставили задачу выяснить общественное мнение по поводу возведения монумента на Поклонной горе. В результате оперативники вынуждены были вместо социологических исследований опрашивать агентуру. Зачатки технологий обработки открытых источников существовали только в ПГУ КГБ, то есть во внешней разведке.
Однако ФСБ учла ошибки предшественника и бросила ресурсы на развитие своего аналитического аппарата. 17 мая 1991 года на базе Аналитического управления КГБ было образовано Информационно-аналитическое управление, впоследствии Департамент анализа, прогноза и стратегического планирования ФСБ. Усилению роли этого департамента сильно помог тот факт, что с 1998 по 1999 год его возглавлял Сергей Иванов, ныне министр обороны России.

После реформы ФСБ 2004 года Департамент был переименован в Службу, которую в настоящее время возглавляет Виктор Комогоров.

Между тем главное отличие от времен КГБ состоит в том, что структура Службы включает группу оперативного информирования (ГОИ), где готовят сводки для президента РФ. Кроме того, именно в этой Службе в 2000 году было создано подразделение, которое курирует политические процессы в странах СНГ - то есть самое "горячее" сегодня для Кремля направление.

Таким образом, впервые в истории нашей контрразведки органам дали возможность создать самостоятельный аналитический аппарат, выкладки которого прямо влияют на принятие решений. Еще весной 2000 года журнал "Коммерсант-Власть" опубликовал так называемую "Программу реформирования администрации Президента", составленную некими аналитиками. В тексте было указано: "Программа определяет стратегической необходимостью подключение ФСБ РФ и других спецслужб к деятельности Политического управления Президента РФ. В настоящий момент тот интеллектуальный, кадровый, профессиональный потенциал, который имеется в распоряжении ФСБ, должен быть привлечен к работе Политического управления, что в свою очередь позволит достичь очень быстрых, грамотных и продуктивных результатов, требующихся для "запуска" работы Управления, а затем для реализации долгосрочных программ".
Вопрос, в какой степени эта программа была реализована, остается открытым.


http://www.agentura.ru/press/relations/freedomforum/milehin/
"Какова цена национальной безопасности?"
Андрей Милехин
...
Так получилось, что на заре перестройки - это было в 89 году - я со своей научно-исследовательской, педагогической деятельности ушел на госслужбу. Я думал, что это надолго - вы помните это время, был некий энтузиазм, казалось, что все произойдет очень быстро и, в общем-то, что делать вполне ясно. Я ушел на службу в КГБ, более того, я ушел в пятый отдел - "по защите конституционного устройства". Я, помню, шел, понимая, что приобщаюсь к какой-то очень большой тайне. Первое, что я сделал, когда приехал в Академию - а будучи уже преподавателем и, наверно, чуть мудрее своих коллег, - я пошел в библиотеку. Первый шок для меня был, когда я там ничего не нашел. Естественно, я смотрел то, что для меня было интересно профессионально - как психологу, как социологу; мне казалось, ну уж там-то этого много. Ничего. Второй шок - когда нас очень долго готовили, и после всех многочисленных расписок нам доверили, наверно, одну из самых главных тайн, которая тогда была - это структура КГБ СССР. Но через год брошюрки с этой структурой бабушками в метро продавались. Тогда это было с таким антуражем подано - помещение, проверка, нет ли здесь не подписавшихся или посторонних, задвинутые шторы…

... "Где цена?". Я думаю, что проблемы журналистики в первую очередь в профессионализме и независимости. Отсюда все идет. И эта проблема, как она решается - что берется, что продается, что покупается, что можно продавать, что нельзя, что является предметом профессиональной деятельности, а что шпионажем - пока у нас журналистика находится в том состоянии, в котором она находится, в нищем состоянии, тогда о какой независимой журналистике можно говорить. Оптимистические оценки рекламного рынка в прошлый год были 1 миллиард, об этом говорилось, а минимальные затраты, которые были потрачены, со стороны всех экспертов, они идут от двух с половиной миллиардов. Тогда о какой независимой журналистике - я говорю не об исключениях, а о правилах - можно говорить?

Более того, мы же хорошо понимаем, что из этого миллиарда уж 80 процентов в Москве находятся. За счет чего живут средства массовой информации в регионе, мы можем, конечно, говорить, анализировать, выдвигать гипотезы, но это надо еще долго-долго нам потом осознавать. ...
Tags: большевики, совок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments