Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

Как советская власть обворовывала инвалидов Великой Отечественной войны (4)

Посты по этой теме:
1) как совок обкрадывал детей (детские летние лагеря) http://man-with-dogs.livejournal.com/677118.html
2) как совок обкрадывал детей, больных и стариков (2) http://man-with-dogs.livejournal.com/677252.html
3) как совок обкрадывал больных детей и стариков (3 - детдома) http://man-with-dogs.livejournal.com/677575.html
4) как советская власть обворовывала инвалидов Великой Отечественной войны (4) http://man-with-dogs.livejournal.com/685970.html
5) совок и роддома (разбудили и потребовали назвать мертвого ребенка) http://man-with-dogs.livejournal.com/784153.html
6) советская концлагерная медицина (-Я никогда не видела высокой ампутации руки) http://man-with-dogs.livejournal.com/784455.html
7) как партактив с администрацией грабил, объедал, избивал и сажал в карцер детей в детдомах (7) http://man-with-dogs.livejournal.com/806542.html



http://www.ehorussia.ru/forum/showthread.php?t=939&highlight=%E4%EE%EC%E0+%E8%ED%E2%E0%EB%E8%E4%EE%E2
12.12.2008, 11:16
северянка
Регистрация: 26.07.2008
Сообщений: 1
дома-интернаты для инвалидов Великой Отечественной Войны

«После войны советские города были наводнены людьми, которым посчастливилось выжить на фронте, но потерявшим в боях за Родину руки и ноги. Самодельные тележки, на которых юркали между ногами прохожих человеческие обрубки, костыли и протезы героев войны портили благообразие светлого социалистического сегодня. И вот однажды советские граждане проснулись и не услышали привычного грохота тележек и скрипа протезов. Инвалиды в одночасье были удалены из городов.
Ссылали не всех поголовно безруких- безногих, а тех, кто побирался, просил милостыню, не имел жилья. Их были сотни тысяч, потерявших семьи, жильё, никому не нужные, без денег, зато увешанные наградами.
Их собирали за одну ночь во всех городах специальными нарядами милиции и госбезопасности, отвозили на железнодорожные станции, грузили в теплушки типа ЗК и отправляли в дома-интернаты- на Валааме, под Харьковом в посёлок Высокий, в Стрелечьем , под Бахчисараем, в Омске, в Барнауле ,на Сахалине и в Армении и др.- вся страна, как сетью, была покрыта подобными интернатами. У них отбирали паспорта и солдатские книжки - фактически их переводили в статус ЗК. Да и сами интернаты были в ведомстве милиции.

Документ № 06778. Министр МВД Круглов докладывает 20 февраля 1954 года Маленкову и Хрущеву, что "несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство". Цифры говорят о том, что в СССР было не все в порядке с попрошайками. "Во втором полугодии 1951 года задержано 107 766 человек, в 1952 году - 156 817 человек, а в 1953 году - 182 342 человека". Нищенство росло параллельно со строительством социализма. "Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%, впавшие во временную нужду - 20%, профессиональные нищие - 10%". Называется и "производная" роста попрошайничества: "…отсутствие достаточного количества домов для престарелых и инвалидов и интернатов для слепых инвалидов".
"Борьба с нищенством затрудняется… тем, что многие нищенствующие отказываются от направления их в дома инвалидов… самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать". Тут же предлагается "преобразовать дома инвалидов и престарелых в дома закрытого типа с особым режимом".

В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР на острове Валаам в здании Зимней гостинницы разместили Дом инвалидов войны и труда.
Архив дома-интерната для инвалидов с о.Валаам перевезен на большую землю . Адрес :
186007 Республика Карелия,
с.Видлица, Олонецкого р-на,
ул. Школьная 24.
Видлицкий дом инвалидов.
тел.+7(81436)27-290,
+7(81436)27-329.
Просьба! Если кто-то из вас знает, что в местах где вы жили или живете сейчас были дома-интернаты для инвалидов Великой Отечественной- попытайтесь узнать адреса и телефоны этих домов-интернатов и сообщить здесь в этой теме.
Многие инвалиды после войны не возвратились домой, чтобы не быть обозуй для своих близких, от многих родственники просто отказались, многие потеряли и свои дома, и своих близких и им не куда было возвращаться. Но до сих пор дети, внуки и правнуки пытаются найти хоть какую-то информации о своих близких, которых считали пропавшими без вести, а сейчас спустя столько лет получают ответы на свои запросы из архивов, что их родные выжили, но получили тяжелые увечья .ИХ продолжают искать.

Последний раз редактировалось homo sapiens; 19.07.2009 в 15:25 Причина: орфографическая ошибка


http://community.livejournal.com/ru_history/1824610.html?format=light
Ироман (iroman) пишет в ru_history
@ 2009-05-06 10:08:00

Инвалиды-фронтовики в СССР
В статистическом исследовании "РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА. ПОТЕРИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ" приводятся данные об убытии военнослужащих из вооруженных сил во время Второй Мировой войны:
Демобилизовано по ранению, болезни, возрасту 3 798 200 человек
Из них стало инвалидами 2 576 000 человек.

Два миллиона пятьсот семьдесят шесть тысяч инвалидов-победителей.

Писатель-фронтовик Виктор Некрасов в повести "В родном городе" рассказывает о послевоенной жизни покалеченных :
"Биография-то у меня кончилась. Так, мура какая-то осталась. А ведь летчиком был. И неплохим летчиком. Восемь машин на счету имел. И это за каких-нибудь десять месяцев, со Сталинграда начал. Был и комсомольцем, думал в партию вступать. А теперь что? Обрубок... Летать уже не буду, из комсомола выбыл. Мотаюсь по городам с какими-то чертовыми тапочками. В Ростове инвалидная артель их делает - хорошие, на лосевой подошве. Я перевожу их в Харьков, в Одессу, сюда: с протезом всегда проедешь, никто не задержит. А трое ребят - жуки такие, дай бог - загоняют их. Вот так и живу: заработаю - пропью, опять заработаю - опять пропью. А ты говоришь - счастье. Нет его! Нога не вырастет".
В повести в частности рассказывается о том, как советские чиновники обошлись с инвалидами-фронтовиками после войны. Покалеченных солдат-победителей не устраивают на работу, не дают нормального жилья, инвалиды не имеют качественных протезов.

Юрий Нагибин в рассказе "Терпение" описывает поездку на один из северных островов, где видит на пристани инвалидов-фронтовиков:
"О калеке нельзя было сказать, что он стоял или сидел, он именно торчал пеньком, а по бокам его обрубленного широкогрудого тела, подшитого понизу толстой темной кожей, стояли самодельные деревянные толкачи, похожие на старые угольные утюги. Его сосед, такой же обрубок, но постарше и не столь крепко скроенный, пристроился на тележке с колесиками".
"Он торговал вроссыпь отсыревшим "Казбеком" и "Беломором", а выручку пропивал с алкашами в пивных, забегаловках, подъездах, на каких-то темных квартирах-хазах, с дрянными, а бывало и просто несчастными, обездоленными бабами, с ворами, которые приспосабливали инвалидов к своему ремеслу, "выяснял отношения", скандалил, дрался..."



В сороковых годах для использования труда заключенных-инвалидов было организовано 13 инвалидных колоний (Харьковская, Увильдинская, Качинская, Вадинская, Бобровская, Ташкентская, Юдовская и другие).
Известна Спасская инвалидная колония под Карагандой на 15 тысяч заключенных-инвалидов.

Имеются свидетельства очевидцев о насильственном перемещении инвалидов из Ленинграда и Ленинградской области на остров Валаам.

из доклада министра МВД Круглова 20 февраля 1954 года.
"Несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство. Во втором полугодии 1951 года задержано 107 766 человек, в 1952 году - 156 817 человек, а в 1953 году - 182 342 человека. Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%, впавшие во временную нужду - 20%, профессиональные нищие - 10%. Борьба с нищенством затрудняется… тем, что многие нищенствующие отказываются от направления их в дома инвалидов… самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать. Предлагаю преобразовать дома инвалидов и престарелых в дома закрытого типа с особым режимом".
http://www.eg.ru/daily/politics/3188/print/


"В 1954-55 годах 13 тюрем использованы для содержания уголовно-бандитствующего элемента из числа осужденных инвалидов, злостно нарушающих режим и ведущих паразитический образ жизни" (из Доклада МВД СССР в ЦК КПСС 28 января 1956 г. ГАРФ. Ф.9401. Оп. 2. Д.478. Лл. 267)
Конечно, советское государство как-то заботилось о покалеченных победителях, но этого было явно недостаточно для обеспечения достойной жизни инвалидов-фронтовиков, потерявших здоровье защищая государство.

Инвалидам 1-2-й групп (безногие, безрукие, слепые) – выплачивалась пенсия 120-150 дореформенных рублей. Инвалидам 3-й группы (однорукие, одноногие, полуслепые) - 90 руб. Это была рабочая группа, и если кто-то из нее переставал работать, лишали пенсии.
В 1963 году часть инвалидов обеспечили "Запорожцами" с ручным управлением. Выделялись они тем, у кого в наличии были "ампутационные культи обоих бедер либо обеих голеней при одновременном отсутствии одной из верхних конечностей". За свои деньги они могли получить машины без очереди. Бесплатно машины получали инвалиды 1-й группы (по зрению), удостоенные звания Героя Советского Союза либо награжденные орденами Славы трех степеней.
В 1980 году (через 35 лет после войны) инвалидам-фронтовикам дали право на покупку дефицитных товаров вне очереди.


В комментах идиот-совок попрекает США тем, что они, дескать, из-за кризиса перепроизводства залежалый товар - автомашины - покупают и раздают бесплатно инвалидам Второй мировой. Вот такие гадкие США - раздавали бесплатно залежалые товары своим инвалидам. Вместо того, чтоб отправить инвалидов на Алеутские острова (аналог Валаама) - с глаз долой и для экономии еды и прочих остро необходимых народному хозяйству товаров.

Ещё мнение из ответов совкам в том же посте:


iroman
2009-05-07 11:54 am UTC (ссылка)
Не имели инвалиды-фронтовики после мобилизации такого денежного содержания и снабжения продуктами и одеждой как на фронте. Поэтому и чувствовали себя "лишними" людьми.
Государство, переложив заботу о покалеченных победителях на их семьи и собесы, допустило серьезную ошибку. Послевоенная молодежь, видя на улицах городов нищих инвалидов-фронтовиков , получила наглядный урок отношения государства к тем, кто отдал здоровье защищая его. Этот урок повлиял на сознание и подсознание населения гораздо сильнее чем вся советская пропаганда. Возможно поэтому, когда разваливался СССР никто не вышел на улицы защищать это государство.
Виноваты не коммунисты, а советская номенклатура, которых коммунистами можно назвать условно, "члены КПСС".

iroman
2009-05-06 12:28 pm UTC (ссылка)
Ещё один факт для сравнения:
В отличие от других государств-участников войны, в Советском Союзе запрещалась организация негосударственных ассоциаций ветеранов и инвалидов. Все спонтанно возникшие объединения такого рода были закрыты сразу же по окончании войны.


http://library.riverships.ru/Books/Valaam/Valaam.htm
Евгений Кузнецов. Валаамская тетрадь Отрывки из книги

Уже в конце февраля 1940 года стало ясно, куда клонится чаша весов военного исхода. В монастыре срочно готовят большой обоз. Все, что только можно было спасти от поругания и уничтожения: святыни, иконы, библиотеку, архив, часть колоколов, было погружено на сани, и 28 февраля, в ночь (боялись налета нашей авиации), обоз двинулся по льдам Ладоги на материк, в сторону Ланденпохьи. Многие километры по торосистому льду, в непроглядную темень, лютый мороз все-таки преодолели и к рассвету вышли к берегу. 12 старцев недвижно остались лежать в санях. Далее был переезд в город Иоэнсу, всевозможные мытарства. Правительству Финляндии было не до монастыря, около трехсот тысяч беженцев с завоеванных Красной Армией земель пришлось принимать обессиленной войной Финской республике. И все-таки в том же году удалось купить землю - “поместье Паппиниеме” (по наименованию озера, его окружающего) и начать обустраиваться. И возникает новый монастырь. Он и название получает Ново-Валаамский.

А что же острова? Архипелаг вначале опустел. Затем туда пришли наши войска, до сентября 1941 года были на Валааме размещены школа юнг и школа боцманов Балтфлота. В октябре 1941 года архипелаг вновь опустел. В годы войны пребывал на островах небольшой финский гарнизон. Но в 1944 году, после подписания сепаратного договора между СССР и Финляндией, гарнизон ушел без боя, по приказу. Территория эта вновь отходит Советскому Союзу, и острова вновь необитаемы. А в 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!

Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: "Вот это все!" Дальше - тупик. "Дальше тишина" в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.

Читатель! Любезный мой читатель! понять ли нам с Вами сегодня меру беспредельного отчаяния горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию. В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну, и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стенах. Видел я все это вблизи много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным тором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чем-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, еще и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли! Простите...

Скажу только, что обворовывали их все, кому не лень, и даже те, кому было лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными байками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами. На вопрос кому-либо из них: “Что привезти из Питера?” - мы, как правило, слышали: “Помидорку бы и колбаски, кусочек колбаски”. А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в поселок (так теперь стала называться бывшая центральная усадьба монастыря) и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось! На колясках, “каталках” (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми “колесами”), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни, там рядом была тогда танцплощадка. Для безногих инвалидов! Додуматься только! И был здесь же пивной ларек. И начинался пир. По стопарику водки и по стопарику же ленинградского пива. Да если это “прикрыть” половинкой помидорки да куском “отдельной” колбаски! Бог мой, вкушали ли изощреннейшие гурманы подобные яства! И как оттаивали глаза, начинались светиться лица, как исчезали с них эти страшные извинительно-виноватые улыбки.

А с каким упорством, с какой жаждой праздника (всё, что отвлекало от беспросветной повседневности, и было праздником) они “поспешали” к туристическому причалу за шесть километров от посёлка. Посмотреть на красивых, сытых, нарядных людей. Пообщаться иногда хоть одной фразой с ними. Увидеть жизнь. Пусть я повторюсь, но добирались-то, опять же, на костылях, “каталках”, колясках. Только “аристократия” (это те, у кого каким-то образом водились деньги) могла позволить себе приплыть на лодке. Конечно, на вёслах, а уж если под мотором (стареньким, чихающем на каждом такте двухцилиндровике), то это уже было подлинной роскошью. Что там сегодняшний “мерседес 600”! Никакого сравнения!

Показать же богадельню эту туристам во всей ее “красе” было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ. И все-таки кто-то прорывался и все равно ходил туда. Но. разумеется, поодииочке или группочками по три-четыре человека. Надо было видеть потом опрокинутые лица этих людей, их шок от увиденного. Особенно страшно встретить женщин в возрасте, потерявших мужей на фронте, да еще получивших не похоронку, а извещение “пропал без вести”. Ведь некоторые из них свершали самые настоящие паломничества по таким заведениям. Пытаясь отыскать своих мужей, сыновей, братьев. Моему поколению явление это памятно: многие инвалиды принимали мужественное решение и добровольно обрекали себя на этот кошмар, лишь бы не быть для семьи обузой.

И жил тогда Валаам двумя жизнями. Одной - домоинвалидской: скудной, печальной и отрешенной. И другой: туристической, развеселой, увлекательной и не просто сытной, но и с излишествами.


http://rus.ruvr.ru/2009/06/19/977062.html
Забыты и подвешены

«На картинке бегут солдатики, На картинке грохочет взрыв. И лошадка по топкой насыпи Тянет тех, кто остался жив. На дощечках, толкаясь культяпками, Возвратятся герои назад В жизнь, затянутую плакатами, В несгибаемый Ленинград. Вскоре их увезут по Ладоге На разграбленный Валаам. "Отслужили своё,ненадобны, Оставайтесь, калеки, там». Людмила Башко

Дата 22 июня в памяти, наверное, каждого человека, родившегося и выросшего на постсоветском пространстве связана с вполне определенными событиями. Возможно, усилиями господина Фурсенко, 1941 год будет когда-нибудь ассоциироваться с чем-нибудь иным, но пока это не так. И есть в памяти и на карте России места, которые не скоро дадут забыть о той войне и том, что происходило после.

Первый раз я попал на Валаам на закате советской эпохи, подростком лет 14-ти. Тогда в памяти остались только качка на теплоходе из Сортавалы (казалось, тошнило всех, кроме меня), автограф, взятый у Ролана Быкова, плывшего в том же направлении и…удивительное ощущение серой плиты, давящей на душу, ужаса, имя которому Валаам. Разоренные церкви, полупьяные местные жители, смотрящие сквозь тебя, но казалось, знающие что-то, что лучше не знать.

Еще до поездки мать мне рассказывала, что после войны на остров свезли инвалидов со всей страны. Тех, кто портил своим внешним видом облик страны «победившего (теперь уже в прямом смысле) социализма». Я думаю, дело не только, и не столько в этом. Вспоминается рассказ Шаламова, в котором один из зеков мечтает стать после лагеря обрубком без рук, без ног, чтобы безнаказанно «плюнуть им в лицо за все то, что они с нами сделали». Кому был нужен такой обрубок, вся грудь в орденах, который, напившись на собранные в электричках деньги, костерил «в Бога душу мать» товарища Сталина за заградотряды, «котлы» 41-го, далее по списку?


"Несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство. Во втором полугодии 1951 года задержано 107 766 человек, в 1952 году — 156 817 человек, а в 1953 году — 182 342 человека. Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%, впавшие во временную нужду — 20%, профессиональные нищие — 10%. Борьба с нищенством затрудняется… тем, что многие нищенствующие отказываются от направления их в дома инвалидов… самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать. Предлагаю преобразовать дома инвалидов и престарелых в дома закрытого типа с особым режимом". Документ № 06778. Доклад Министра МВД Круглова 20 февраля 1954 года.


Тогда, в конце 80-х, самих инвалидов я уже не видел (их в 1984 году вывезли «на материк») и, вернувшись домой, в Москву, ничего кроме того самого ужаса, как будто витавшего в воздухе, из поездки не вынес.

Второй раз мне довелось побывать на Валааме этим летом. Мы приплыли с женой на теплоходе «Кабаргин» с однодневной экскурсией.
Экскурсовод, водивший нас по острову, рассказывал в основном, об истории Валаамского монастыря, через слово упоминая «о частичке духовного света, которую каждый должен увезти отсюда». Я смотрел на восстановленные и восстанавливаемые церкви, слушал о широко развернутой на Валааме деятельности РПЦ и меня не оставляло ощущение, что все происходящее сейчас –это лишь тонкий слой позолоты, скрывающий то, чего никогда уже не вычеркнуть из истории острова.
А скрыть, похоже, пытаются. На впрямую заданный вопрос об инвалидах, экскурсовод ( а организованный туризм на остров монополизировала Паломническая служба Валаамского монастыря) отвечал уклончиво, говоря, что, мол, да, было такое, но что «инвалиды — наказание это, за то, что храмы разрушили, за то, что бомбили монастырь в Финскую войну». И все.
Меня это, естественно, не удовлетворило, и, вернувшись домой, я залез в Интернет.

«В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!
С глаз долой — из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше — тупик. «Дальше тишина» в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.
…обворовывали их все, кому не лень, и даже те, кому было лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными банками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами. На вопрос кому-либо из них: “Что привезти из Питера?” — мы, как правило, слышали: “Помидорку бы и колбаски, кусочек колбаски”. А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в поселок (так теперь стала называться бывшая центральная усадьба монастыря) и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось! На колясках, “каталках” (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми “колесами”), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни…. И был здесь же пивной ларек. И начинался пир. По стопарику водки и по стопарику же ленинградского пива. Да если это “прикрыть” половинкой помидорки да куском “отдельной” колбаски! Бог мой, вкушали ли изощреннейшие гурманы подобные яства! И как оттаивали глаза, начинались светиться лица, как исчезали с них эти страшные извинительно-виноватые улыбки.
А с каким упорством, с какой жаждой праздника (всё, что отвлекало от беспросветной повседневности, и было праздником) они “поспешали” к туристическому причалу за шесть километров от посёлка. Посмотреть на красивых, сытых, нарядных людей. Пообщаться иногда хоть одной фразой с ними. Увидеть жизнь. Пусть я повторюсь, но добирались-то, опять же, на костылях, “каталках”, колясках».
(Евгений Кузнецов. «Валаамская тетрадь»)

Евгений Кузнецов, работавший тогда экскурсоводом на Валааме, был, похоже, одним из тех, о ком полупрезрительно отзывался мой «поводырь» по острову: «Мои коллеги не брезговали спаивать инвалидов. Вот тут (он показывал на место рядом с монастырем) была танцплощадка (очевидно, сам факт наличия танцплощадки для инвалидов его не смущал). Наливали они им, и те, подвыпив, начинали раскачиваться в такт звучащей музыке, выкрикивая полусвязно песни и как бы танцуя». Я попытался представить себе это зрелище и не смог…

Согнать, значит, на верную смерть — это ничего, а доставить, может, последнюю радость в жизни людям, заслужившим гораздо большего-«спаивать»?…Ну ну… К счастью, не все брезговали «отходами войны»:

«Показать же богадельню эту туристам во всей ее “красе” было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ. И все-таки кто-то прорывался и все равно ходил туда. Но, разумеется, поодиночке или группочками по три-четыре человека. Надо было видеть потом опрокинутые лица этих людей, их шок от увиденного. Особенно страшно было встретить женщин в возрасте, потерявших мужей на фронте, да еще получивших не похоронку, а извещение “пропал без вести”. Ведь некоторые из них свершали самые настоящие паломничества по таким заведениям. Пытаясь отыскать своих мужей, сыновей, братьев». (Евгений Кузнецов. «Валаамская тетрадь»).

Кстати, непонятно, почему церковь так упорно стремится забыть эту страницу истории острова. Люди, пострадавшие за свою Родину и обреченные ею же на смерть – это ли не подлинное мученичество? Что в сравнении с этим подвиг, например, одного из монахов, которому за излишнюю словоохотливость игумен Валаамского монастыря велел подвизаться молчанием в течение 14 лет?

Следов тех, кто умер в нищете и ущербности на Валааме практически нет. На кладбище лишь безымянные холмики и полуовраги.

«На Валааме их чуть ли не по головам считали "этих инвалидов". Они мёрли сотнями, но на Валаамском кладбище мы отыскали только 2 прогнивших столбика с …номерами. Не осталось ничего — они все ушли в землю, не оставив памятника ужасному эксперименту человеческого зоопарка советского острова Доктора Моро». (Заметки об экспедиции Киношколы в деревню "Светлана" и на о. Валаам).

Кстати, по поводу «мерли сотнями». Слушая неохотный рассказ экскурсовода о «наказании божьем», я заметил старика, по виду местного жителя, явно прислушавшегося к нам. По возрасту он подходил под типаж очевидца тех событий, и я, отступив от группы, не замедлил к нему подойти.
Он действительно оказался местным жителем, более того, инвалидом, жившим в том самом «Интернате для ветеранов войны» и избежавшим отправки «на материк» «по семейным обстоятельствам», а проще говоря, женившись.

От него я и узнал, что несмотря на то, что первый контингент был завезен еще в 1950-м году, электричество протянули в то место, где они жили, только в 1952-м. Света не было, помещения не отапливались, и большинство из тех самых «сотен» как раз и умерло в первые два года. Летом же «самовары» или «чемоданы» (так назывались инвалиды без рук и без ног) на весь день подвешивались, иногда по двое, в корзинках на деревья. Бывали случаи, что на ночь забывали снимать…,а ночи в Карелии даже летом холодные…


В России есть два основных дня, в которые вспоминают ту войну. 9 мая, когда победно гремят фанфары, когда ветераны получают свои прибавки и подарки, и в тысячной доле не могущие воздать им за то, что они сделали для нас. И 22 июня – день, давший отсчет миллионам трагедий, заканчивавшихся для кого-то еще во сне в первые же минуты войны на границе, а для кого-то — холодным валаамским солнцем, оставшимся единственной радостью в жизни.

Первый день отмечают ярче. И это, конечно, правильно. Все таки мы победили. Но и победа может быть Пирровой, в том числе и в духовном смысле. Если мы забудем про тех, кто был вычеркнут из жизни. Вычеркнут и подвешен.

Аркадий Бейненсон, фото Елены Волченковой
19.06.2009



Ссылки:
Статистика инвалидов ВОВ:

Г.Ф.Кривошеев (под редакцией). Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил. М, "ОЛМА-ПРЕСС" 2001
http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w05.htm-_Toc536603353
См.табл 131
Причины убытия - ...стало инвалидами: 2576,0 тыс. чел.
То же число в табл.132 "Баланс использования людских ресурсов, призванных (мобилизованных) в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (в тыс. чел.)"

Худ.литература:

Юрий Нагибин, рассказ "Терпение"
http://www.belousenko.com/books/Nagibin/NagibinTerpenie.rar
О Нагибине: http://www.belousenko.com/wr_Nagibin.htm

Писатель-фронтовик Виктор Некрасов, повесть "В родном городе" (ссылка)

Документы (с вопросом - упоминание, возможно не точное):

Документ № 06778. Министр МВД Круглов докладывает 20 февраля 1954 года Маленкову и Хрущеву
(Центр хранения современной документации (ЦХСД), так теперь называется архив ЦК)
цитата по http://www.eg.ru/daily/politics/3188/print/
ГАРФ. Д. 7532. Оп. 56. Д. 588. Л. 37 (iroman)

Целиком опубликован Яковлевым:
http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1007415
«СИЛ БОЛЬШЕ НЕТ МОЛЧАТЬ О ТОМ ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ, В КОТОРОМ ЖИВУТ НАШИ СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ»: документы РГАНИ о социальном кризисе в СССР в середине 1950-х гг.
Документ № 1
Доклад МВД СССР в Президиум ЦК КПСС о мерах по предупреждению и ликвидации нищенства - 20.02.1954
РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 78. Л. 41–461. Подлинник, машинописный экземпляр на бланке МВД СССР.

Доклад МВД СССР в ЦК КПСС 28 января 1956 г. ГАРФ. Ф.9401. Оп. 2. Д.478. Лл. 267

(?) 1950 Указ Верховного Совета Карело-Финской ССР об образовании на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда


Индекс постов про большевиков/коммунистов:
http://man-with-dogs.livejournal.com/522471.html?format=light
http://desovetization.livejournal.com/637.html?format=light
Тематический индекс:
http://man-with-dogs.livejournal.com/651004.html?format=light
http://desovetization.livejournal.com/1257.html?format=light

Лента моих постов про большевизм:
http://man-with-dogs.livejournal.com/tag/большевики
Лента постов людей пишущих на антибольшевицкую тему:
http://desovetization.livejournal.com/friends
Tags: большевики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments