Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Category:
  • Mood:

Гайдар и чечены

Интересная наводка от Паши-Мерседеса
- про роль Гайдара в растравливании чечен (они устраивали геноцид нечеченам, пока он занимался Чечнёй, и после - когда вопрос скинули на Черномыдрина),
- про организацию ковровых бомбардировок Дудаевым в Афганистане в бытность его советским офицером.

Выдержка из статьи:

http://www.trud.ru/article/15-03-2001/21092_pavel_grachev_menja_naznachili_otvetstvennym_za_vo.html

ПАВЕЛ ГРАЧЕВ: "МЕНЯ НАЗНАЧИЛИ ОТВЕТСТВЕННЫМ ЗА ВОЙНУ"
Хлыстун Виктор
Труд, № 048, 15 Марта 2001г.
После шестилетнего молчания бывший министр обороны России Павел ГРАЧЕВ рассказывает читателям

- Она была как бы номинальной. Союз распадался на глазах, а независимой России еще не существовало. Министерством обороны СССР руководил Шапошников, реально ядерная кнопка находилась у него. Так продолжалось до мая 92-го года. Тогда Ельцин опять меня вызвал. Бывшие республики СССР заимели к тому времени армии и министерства. Президент объявил мне: я решил создать Министерство обороны России вместо комитета. Шапошников будет в СССР, а вы - в России. Назначаю вас министром. Я говорю - рано, Борис Николаевич, ставьте Шапошникова, у него опыт есть, а меня - его первым замом. На том и порешили вроде, но на следующий день, 10 мая, Б. Н. звонит и говорит с некоторой иронией, что ли: ну вот что, Павел Сергеевич, раз вы не согласны, раз не хотите помогать президенту, то я сам буду министром обороны. А вы моим заместителем. Так что первым министром обороны России был Ельцин... Через неделю звонок: как у нас положение в войсках? Голос уставший. Он часто голосом передавал настроение, играл. Я отвечаю, все в порядке. И тут Ельцин как бы жалуется: знаете, я так устал быть министром! Поэтому подписал указ о вашем назначении.
- Как раз в это время Чечня начала добиваться свободы, независимости, генерал Дудаев входил в силу. Обсуждались ли проблемы Чечни на заседаниях правительства? Что говорил Ельцин?
- Да все боялись этих проблем, отодвигали их. Ельцин вообще все отдал сначала в руки Гайдара, а потом Черномырдина. А членов правительства больше всего тогда волновал вопрос: как успокоить и ублажить Дудаева?
Он ведь показывал дурной пример для Кавказа, который мог стать заразительным. Предлагалось дать Чечне больше самостоятельности в экономическом плане, меньше финансировать республику, закрывать глаза на проделки Дудаева. И как бы разрешить ему и другим чеченским лидерам повариться в собственном соку, чтобы они поняли, как без России плохо, и запросили "пощады" - тактика выжидания. Но Дудаев вдруг объявил свои условия независимости. Чуть не на первом месте было требование, чтобы Россия оставила Чечне вооружение и военную технику. Довыжидались!
- Для российских военных в Чечне обстановка складывалась не лучшим образом. Разве не так?
- Так. В Грозном уже начались погромы, провокации, нападения на наших солдат, офицеров, убийства родных и близких военнослужащих. Даже детей убивали. Производился и, правда, еще неорганизованный захват оружия. И тут появился на свет известный указ Дудаева о том, что все находящееся на территории республики вооружение является собственностью Чечни, Ичкерии. Только после этого на заседании правительства было принято внятное решение: вооружение и военную технику в республике не оставлять. Но как ее вывозить? Об этом - тишина. План? Никакого плана не было. Зато часто и буквально всеми подчеркивалось: проблему "надо решать политическими методами". Что это означает, я не знаю до сих пор...
- Многие убеждены, что оружие в Чечне оставили вы...
- После "неожиданного" дудаевского указа правительство постановило срочно начать переговоры с Дудаевым о вывозе из республики вооружения и техники. Сразу стали думать: кто поедет? На том заседании промолчали все, в том числе и наш уважаемый вице-президент Александр Владимирович Руцкой, хотя предложение послать его поступало. Он ведь считался боевым товарищем Дудаева по ВВС, мог договориться. Но в конце концов уговаривать строптивого Дудаева поручили Министерству обороны. Шапошников назначил меня как своего первого зама. Я тут же вылетел в Грозный. Дудаев встретил очень тепло, прямо в аэропорту. Потом мы поехали к нему на дачу.
- Вы раньше с ним встречались?
- Да, пару раз в Афганистане - в Баграме и Кабуле. Мы согласовывали взаимодействие дальней авиации и десантников. Джохар Дудаев был инициатором и разработчиком применения так называемых ковровых бомбежек в условиях Афганистана. Хороший офицер. Советской закалки, наше училище окончил, грамотный. Жажда власти его, конечно, испортила... Но мы разговаривали свободно. Я его прямо спросил: что за указ ты издал? Зачем? Это же несерьезно. Он начал убеждать меня, что Чечне надо защищаться. От кого? Возможно, говорит, и от вас... В общем, я пробыл у Дудаева полсуток и понял, что договариваться бесполезно.
- А вы могли плюнуть на указ Дудаева и вывезти вооружение?
- Мог бы, но с одним условием, о котором я и доложил на правительстве по приезде из Чечни. Я предложил ввести в республику одну дивизию ВДВ с задачей - взять под охрану российских военнослужащих, их семьи, обеспечить вывоз людей, вооружения, техники, боеприпасов. В том числе тех, которые хранились на оперативном складе. Это можно было сделать практически без стрельбы, ну с небольшой стрельбой - чтобы отгонять группы бандитов, которые мешали бы вывозу. Тогда у Дудаева не было организованных отрядов, обученных боевиков. Я так и сказал членам правительства: у Дудаева "крыша поехала", оружие добром он не отдаст.
- Что вам ответили на заседании?
- Моим докладом были недовольны ни члены правительства, ни президент. Большинством голосов опять утвердили "политические шаги". И снова послали меня встречаться с Дудаевым.
- Почему с ним не хотели говорить ни президент Ельцин, ни премьер Гайдар, ни тот же вице-президент Руцкой? Заходила ли речь вообще о серьезных переговорах с Дудаевым? Согласитесь, что делать "политические шаги" - это не компетенция Министерства обороны?
- Руцкой к тому времени уже поссорился с Дудаевым. Он возмутился тем, что его бывший соратник по ВВС ему не подчиняется, не выполняет его указаний (видимо, телефонных) и отказался с ним встречаться. Пошла, короче, амбиция. А серьезные переговоры с чеченскими лидерами члены правительства и окружения Ельцина считали, как бы это помягче выразиться, унизительными для России. Хотя, я знаю, Дудаев сам очень хотел встретиться с Ельциным или Гайдаром.
На этот раз мы договорились с Дудаевым: поделить вооружение пополам - 50 на 50.
- Как к такому компромиссу отнеслись в правительстве?
- Никак. В тот приезд произошел любопытный случай. Дудаев провожал меня в аэропорту Грозного, и вдруг там объявился Руцкой.
- Для переговоров?
- Нет. Насколько помню, он приезжал на похороны друга. Я предложил ему переговорить с Дудаевым. Руцкой ответил резко: тебе поручено, ты и разговаривай...
- И тем не менее вывоз вооружения начался. Сколько он продолжался?
- Недолго - около недели. Правда, грабежи, нападения на наших военных прекратились. Дудаев приказал - не трогать. Мы сразу вывезли все семьи военнослужащих. Я отдал приказ командующему Северо-Кавказским военным округом на вывоз вооружения и техники. Чеченцы не препятствовали, хотя прислали своих наблюдателей. Но контроль с их стороны был слабый, и мы этим пользовались - отправляли все, что могли. Потом они заподозрили нас в обмане, и Дудаев сообщил мне по телефону, что больше ничего не даст вывозить. Тут я должен сказать: пока шли переговоры и договоры, мы вооружение все-таки вывозили. Под предлогом учений, маршей, ремонта, списания техники, обучения молодых ребят - разные легенды придумывали. Сумели отправить из Чечни всю секретную технику, средства связи, документацию - шифры, коды. Почти все танки, орудия. На артсистемах, которые оставались, вынули клинья затворов, без которых они не пригодны для стрельбы.
- Но оружия все-таки осталось много...
- К сожалению. Минометы 120-миллиметровые, гранатометы, автоматы, пулеметы, несколько ракетных установок "Град", огромные запасы боеприпасов для стрелкового оружия, мин, снарядов, гранат... Склад оперативного назначения оказался в руках чеченцев. Дудаев ведь не глупый и как военный понимал, что нужно для армии. Защитить склад? Как?
- Может, стоило уничтожить склад?
- Думаете, это просто сделать... Сколько смогли, столько и вывезли. И тогда, кстати, никто даже и не упрекнул меня за то, что так много оружия осталось в Чечне. А потом Дудаев стал быстро пополнять его запасы, покупать в странах СНГ, в России. К войне он готовился два года - с 92-го по 94-й.
- Как вы охарактеризуете действия правительства в те годы?
- Вялотекущими. Никто не хотел заниматься Чечней.
- В верхах понимали, что с Чечней надо что-то делать? Существовал ли какой-то план действий?
- Каждый работал по своему плану. ФСБ имела свою задачу, о которой я, военный министр, ничего не знал. Пограничники, милиция - свои. Координация действий отсутствовала. Армию думали привлечь только для того, чтобы помочь пограничникам блокировать границы с мятежной республикой. В начале 94-го года, когда участились нападения чеченцев на дагестанские села, грабежи поездов, появились
русские беженцы из Чечни, разговоры возобновились. Обсуждались предложения об экономической блокаде, о прекращении поставок товаров, вплоть до продовольственных, это была только говорильня.
- Неужели никто не видел, что республика превращается в гнездо терроризма? Понимал ли кто-нибудь, к чему приведет режим Дудаева?
- Видели, но ставка делалась на политические и экономические рычаги. Так, говорилось: если мы перекроем все жизненные артерии в республику, вплоть до того, что заставим голодать народ, то простые чеченцы поймут, куда ведет режим, и сами сбросят его. И это было вполне серьезно, поскольку параллельно велись поиски лидера, который бы заменил Дудаева и повел за собой народ Чечни. До 93-го года обсуждалась кандидатура Хасбулатова, а потом осталась только одна - Доку Завгаева, бывшего партийного руководителя республики. Его начали готовить к роли лидера...
- Но как планировалось привести его к власти? Ведь из Чечни в 94-м бежали не только русские, но и чеченцы, а это значит, что с режимом Дудаева сам чеченский народ вряд ли справится...
- Я только догадывался, что ведется подготовка какой-то силовой акции. Под крылом ФСБ. Потом от нашего министерства потребовали представителя в координационный орган. Им стал начальник Генштаба Михаил Иванович Колесников. От нас, военных, потребовали немного техники и добровольцев для оказания помощи пограничникам и ФСБ. Я категорически запретил Колесникову привлекать к операции солдат срочной службы. Но они и не понадобились. Многие офицеры, прапорщики Таманской, Кантемировской дивизий согласились участвовать в операции: ведь им платили деньги.
- Группа, которая занималась подготовкой вхождения Завгаева в Чечню, работала при правительстве или президенте?
- Думаю, ни там, ни там, а при Завгаеве. Операция готовилась тайно. О ее начале я, например, узнал тогда, когда был в командировке во Владивостоке. Было это в ноябре 94-го. Мне позвонил Колесников и доложил: смешанный танковый батальон колонной вошел в Грозный. Ничего себе! Сразу спрашиваю: есть ли потери? Никаких потерь, отвечает, никакой стрельбы, чеченцы приветствуют военных. Беслан Гантамиров, мэр Грозного, с нами, Доку Завгаев тут же. Все отлично. Я перекрестился.
- Это был первый ввод войск в Чечню? Можно ли считать его началом войны?
- Да, это было начало.
- И вы, получается, не имеете к нему отношения?
- Конечно. Министерство обороны даже не платило добровольцам-контрактникам, которые участвовали в операции.
- Что случилось с колонной?
- Она вошла в город и встала на отдых. Никто на нее не нападал. Командиры и бойцы расслабились. Дудаевцы дождались этого момента и напали. Почти весь батальон был уничтожен, танки захвачены. Кто мог, тот бежал.
- Вы хотели поехать, разобраться на месте, что же произошло?
- Ничего я не хотел. Я был сторонником ввода дивизии ВДВ в 91-м году, но меня не послушали. Потом я ни разу не выступал за ввод войск. Провал операции в ноябре еще раз убедил меня, что армию нельзя использовать для наведения конституционного порядка в Чечне.
- Как восприняли гибель батальона высшие чиновники государства? Проанализировали ошибки?
- Какой там! На Совете безопасности вдруг заговорили об использовании Вооруженных сил.
- Для проведения широкомасштабной кампании?
- Нет. Для усиления границы с Чечней - чтобы мышь не проскочила.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment