Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Category:
  • Mood:

абхазы - от нахлебников к паразитам

Об Абхазии и абхазах - о полудиких нахлебниках, которые с признанием их "независимости" всё больше переходят в разряд откровенных паразитов, очень недовольных, когда начинаются разговоры об оплате по счетам.

Забавный факт, говорящий о дикости абхазского племени - они пытаются отменить у себя русский язык в качестве госязыка, при том, что свой у них не все знают, свой у них неразвит настолько, что на него не смогли перевести этот самый закон о языке, который делает "единственным госязыком" абхазский. Тупость и жадность помноженные на горскую дикость и не такие кунсштюки учиняла.

На мой взгляд к подобных дикарям давно есть подходцы - которые и стоит изучать: как с аналогами обращались англосаксы и янки. У них и учиться. Советская же номенклатурная традиция, в виде попыток втянуть в свой номенклатурный круг ещё и туземную знать, чтоб они тут организовали свои мафиозные кланы - она раз за разом проваливается и тянет за собой этот советский обрубок - РФию. Никакой реальной власти у туземцев быть не должно. Красивые побрякушки, корона на голове, а вот власть и экономика у тех, кто всё оплатил. Причём передано всё это должно быть добровольно в момент нужны. Не бежать к ним с мешком мульярдов "помощи", за которую они же ещё будут шипеть на дающего. А подождать, когда они сами продадут себя с потрохами.

Ау, путенцы! Сколько вы денег украли, уж могли бы себе заказать курсы по истории и практике английского империализма. Чай, не про брутального чебурашку Пиночета от гайдарочубайсов сказки выслушивать. Квалификацию вы свою повышать не думали? Или собираетесь всю жизнь оставаться жадными, вороватыми и тупыми завхозами?

Как минимум автор статьи выдвигает очень правильную мысль - добиваться возвращения собственности, отнятой абхазами у русских людей, не останавливаясь даже перед уничтожением паразитической "независимости" "Абхазии".

(извлечения)

http://www.apn.ru/publications/print22606.htm
АПН, 2010-04-12
Андрей Епифанцев
Абхазия: необъяснимая щедрость бытия

...
ЭКОНОМИКА

Так, в 2009 году бюджет Абхазии составил всего лишь 3,8 млрд. руб. Это просто ничто. Копейки. Достаточно сказать, что весь бюджет Абхазии равен сумме, которую Россия планирует инвестировать в 2010 году в строительство лишь одной мощной подстанции в Краснодарском крае, немногим меньше суммы в 4 млрд руб., которую украл один высокопоставленный сотрудник Сбербанка в Липецкой области и в 10 раз меньше дивидендов, выплаченных в 2008 году российским оператором сотовой связи «Мобильные ТелеСистемы».

Но и это не дает полной картины. Из 3,8 млрд. руб., составляющих бюджет Абхазии, 2,3 млрд. руб. являются прямыми дотациями России, и только 1,5 млрд. руб. зарабатываются в самой республике. Причем почти все эти 1,5 млрд. руб. тоже так или иначе имеют российское происхождение, т. к. получаются в форме налогов с юр. лиц, работающих с российскими туристами, переводятся абхазами, работающими в России, платятся россиянами, посещающими курорты Абхазии, приобретающими недвижимость и т. д. Я не погрешу против действительности, если скажу, что в течении долгих лет Абхазия живет за счет Москвы, и её зависимость от Москвы всеобъемлюща и невероятно велика.

Если мы взглянем на параметры абхазской экономики, то её плачевное состояние будет выглядеть еще более выпукло. Вот лишь несколько цифр. До 30 % абхазского бюджета расходуется на оборону и поддержание правопорядка. Девяносто пять процентов товарооборота Абхазии приходится на торговлю с Россией, при этом импорт капитала, товаров и услуг в страну более чем в 7 раз превосходит экспорт из нее. Практически все инвестиции в абхазскую экономику являются российскими, почти все туристы, отдыхающие в Абхазии — россияне, а оплата всей социалки, включая пенсии старикам, годами идет из российского бюджета. При этом совокупная вменённая внешняя задолженность Абхазии, в том числе частные заимствования, так или иначе подкреплённые государственными обязательствами, приближается, по оценкам экспертов, к 3 млрд. долл., что составляет порядка 15 тыс. долл. на каждого жителя республики, включая стариков и грудных детей. Это невероятно высокая цифра, учитывая, что среднедушевой доход в расчёте на месяц в Абхазии не превышает 200 долл.
...
К сожалению, соотношение абхазского госдолга к ВВП мы посчитать не сможем из-за того, что абхазские экономисты сами не в состоянии посчитать свой ВВП, но соотношение бюджета к долгу мы возьмем. Путем несложных подсчетов мы можем убедиться, что в условиях острейшего финансового кризиса и преддефолтного состояния грузинский бюджет составлял 46 % от госдолга и, крайне упрощая, придем к выводу, что, если бы Грузия направляла свой бюджет на выплату госдолга, то могла бы погасить его за 2 года и 2 месяца. В случае с Абхазией соотношение бюджета с госдолгом составляет 5 % и, направляя весь бюджет на погашение долга, Абхазия смогла бы выплатить его за 23 с половиной года.
...
Идем далее. Количество безработных в Абхазии по официальным данным достигло 50% трудоспособного населения страны, а с учетом скрытой безработицы, неполной и фиктивной занятости дошло уже до 70 %. Больше половины безработных составляет молодёжь до 35 лет, причем в целом её доля в общем составе населения приближается к 40 %. Разрыв в доходах между 10 % самых бедных и 10 % самых богатых жителей страны, включая высших должностных лиц, превысил 180 раз, что является вторым показателем в мире после Афганистана. Наблюдается быстрое социальное расслоение общества, даже многие отдыхающие замечают, что в Абхазии чаще всего можно встретить либо раздолбанный Москвич-412 и Жигули–«копейку», либо шикарный Мерседес.

Основными доходными сферами экономики страны являются туризм и выращивание цитрусовых. Переработка сельскохозяйственной продукции развита слабо, промышленность не действует, работают некоторые угольные шахты, выкупленные турками, в горах идет вырубка ценных пород дерева с последующей их продажей туда же — в Турцию.
...
Может быть, Россия может рассчитывать со стороны Абхазии на какую-то лояльность, благодарность или что-то в этом роде при распределении выгодных контрактов, которые периодически появляются у государства, восстанавливающего свою экономику за счет России? Здесь мы подходим еще к одному парадоксу современной Абхазии. Все крупные экономические проекты, которые появлялись в Абхазии после признания независимости, были переданы России, и передача всех этих проектов России вызывала огромную негативную реакцию в абхазском обществе. Абхазы — против передачи России крупных проектов! Причем, говоря об абхазах и об абхазском обществе, в данном случае необходимо понять, что мы говорим о самом широком спектре общества — практически обо всей оппозиции, о СМИ, о простых людях, об Интернет-блогерах и т. д. Такая ситуация сложилась вокруг всех без исключения крупных проектов последних полутора-двух лет — вокруг передачи в управление железной дороги, разработки щебня для строительства олимпийских объектов в Сочи, управления совместно с грузинской стороной Ингурской ГЭС, поиска и разработки нефтяных залежей на абхазском шельфе и т. д. Даже неэкономические вопросы расквартирования и правового статуса российских пограничников, охраняющих Абхазию и создания единого природного охраняемого пространства между Тебердинским и Кавказским заповедниками со стороны России и охраняемыми природными зонами со стороны Абхазии — и те вызвали в Абхазии острую критику. Здесь, кстати, как на лакмусовой бумажке видно незнание абхазской ситуации со стороны тех российских экономистов, которые предлагают какие-то пути развития абхазской экономики. Абхазы не хотят создавать даже единое с Россией природоохраняемое заповедное пространство, а известный московский профессор и общественный деятель, член Общественной Палаты РФ Вячеслав Глазычев на голубом глазу предлагает им создать «единый курортный комплекс Абхазии и Карачаево-Черкессии»!

Против чего же протестуют абхазы? Абхазы протестуют против односторонней и безальтернативной передачи интересных проектов именно России, против дополнительной юридической защиты российских военнослужащих на территории Абхазии по типу армии США, против предоставления права пограничникам, охраняющим и защищающим абхазов, выкупать на территории Абхазии жилье, против экологических последствий, которые, возможно, возникнут в результате разработки стройматериалов для Олимпиады и т. д. Но главное же, против чего выступают абхазы — это то, что крупные и длительные проекты повлекут за собой дальнейшую интеграцию Абхазии и России, а следовательно, идут «вразрез с интересами абхазского народа». Вот как интерпретируется это в статье «Будущее выглядит устрашающе», опубликованной в феврале 2010 года в газете «Нужная», издающейся в Абхазии. «Зачем происходит подобное? — задается вопросом абхазская общественность. — Для чего? Для того, что бы мы обслуживали интересы кого-то. С чего такая щедрость?»

Действительно, с чего такая щедрость?

Давайте представим эту ситуацию по-другому, в более понятном, бытовом смысле. Представьте, что вы содержите человека. Содержите целиком, с потрохами, содержите годами — даете ему деньги, даете возможность подзаработать на вас, из своего кармана платите пенсию его бабушке, деретесь за него, защищаете его от врагов, получаете при этом тумаки, портите отношения с другими сильными мира сего, продвигаете его интересы во внешнем мире… У вас растут дети, у вас есть свои бизнес-проекты, но вы экономите деньги, отбираете их у детей, не вкладываете в производство… потому что вы содержите человека. Этот человек не работает, целью, где бы подработать, чтобы отдать вам деньги, особо не задается, он… просто существует за ваш счет, и с годами его интересы только растут… И вот в один прекрасный момент, когда у этого человека образовывается некое интересное предложение, оказывается, что он хочет передать его не вам, а кому-то еще, и на ваш вопрос: «Как же так, дорогой?» — отвечает: «Для чего я должен кого-то обслуживать? С чего такая щедрость?»

В конце концов, в дело о необъяснимой абхазской щедрости пришлось вмешаться президенту страны Сергею Багапшу, который в интервью газете «Коммерсант» сказал: «У нас стратегический партнер — Россия. Если у наших оппонентов (оппозиция — А. Е.) есть на примете другие партнеры, пусть покажут. Лично я таких партнеров больше не вижу… Те, кто это говорит, в 1988 году просили Россию: «Уведите нас из Грузии, присоедините нас к Краснодарскому краю». А сегодня они хотят, чтобы Россия нас охраняла, помогала деньгами, строила здесь дороги, но чтобы правили здесь мы сами, без России. Так не бывает. До какого цинизма надо было дойти, чтобы российских пограничников в штыки встретить… Тебе обеспечили безопасность, тебя Россия признала — гнев всего мира на свою голову навлекла. И при этом кто-то еще смеет говорить, что командовать здесь должны мы одни».[1] Несмотря на то, что за это выступление С. В. Багапша в Абхазии подвергли резкой критике и в очередной раз усомнились в его способности защищать абхазские интересы, его позиция поставила точку в деле о необъяснимой абхазской щедрости, но можно быть уверенным, что в следующий раз, когда возникнут подобные предложения (а они возникнут обязательно!), вопросы о щедрости поднимутся снова.
[1. Коммерсантъ, «Сергей Багапш: почему Россия не может создать здесь буферную зону?», 25.05.2009г.]
...
Ну хорошо, допустим, Абхазия окажется не в состоянии отдать вложенные в нее Россией деньги. В мире подобное случается — и довольно часто. В таком случае цивилизованные страны обычно возвращают долг имуществом — предприятиями, землей, зданиями и т. д. В свое время, несколько лет назад, когда стратегический партнер России в Закавказье — Армения — не смогла расплатиться с российскими кредитами, она отдала долг предприятиями. Это нормальные, честные экономические взаимоотношения между двумя партнерами. Возможно ли такое с Абхазией?

Предприятий в Абхазии нет, поэтому единственная возможность, которая остается — это вернуть долг недвижимостью — землей и зданиями. И вот тут мы подходим к отдельной, очень большой и весьма болезненной теме — недвижимость. Это одна из ключевых, кардинальнейших тем нынешней абхазской государственности, которая во много определяет, чем сейчас является Абхазия.
...
Серьезных, первоочередных средств производства, не связанных с недвижимостью, в Абхазии практически не осталось, разве что мандариновые сады и ценные породы дерева в горах, но это тоже так или иначе связано с недвижимостью, поскольку имеет отношение к земле. Недвижимость — дома, квартиры или земля, на которых их можно построить, в экономическом смысле необходимо воспринимать не столько как место проживания населения, сколько как средство извлечения прибыли. Дома сдаются отдыхающим, служат инструментами мошеннических операций, на земле строятся кафе и рестораны, рассчитанные опять же на отдыхающих и т. д.

Продажа недвижимости моментально лишит население основного средства заработка (в то время как иных заработков там практически нет), а правительство возможности контроля за основными производственными инструментами страны.
...
Недвижимость в Абхазии — это вообще настолько болевая точка, что любую критику на любую тему абхазы, как правило, воспринимают как замысел коварной Москвы заставить их продать их недвижимость.
...
Все вместе это дает нам еще один парадокс, о котором никто и никогда не говорил — Абхазия годами паразитирует на российских деньгах, называя себя независимой и (теоретически) ведя себя подобным образом. В любые интеграционные и выгодные проекты Абхазия Россию пускать не хочет, и если это происходит, то только из-под палки и со скрипом, возможность возврата вложенных в Абхазию средств не просматривается, а возврат их ликвидными активами абхазы считают для себя катастрофой… Как у налогоплательщика, чьи деньги идут на развитие Абхазии, это вызывает у меня один вопрос: А какого тогда…
...

ПОЛИТИКА

... Помните, как Золушка, убегая с бала, уронила туфельку, которую затем нашел прекрасный принц и по ней отыскал Золушку? Так вот, в абхазском варианте эта сказка бы выглядела так: Золушка прибегает на бал, на котором ее никто не ждет, она целенаправленно роняет туфельку перед одним принцем, затем перед другим, перед третьим… но туфельку никто не поднимает и в сторону Золушки не смотрит, а Золушка старается, делает книксены во все стороны, бегает и роняет, роняет, роняет туфельки…

Таким образом, в Абхазии сложилась парадоксальная ситуация — чем сильнее абхазы стремятся к диверсификации, тем сильнее становится их зависимость от Москвы, и в обозримой перспективе никакой альтернативы влиянию России в этом регионе не предвидится в принципе. Более того, активная многовекторная политика в будущем может совершенно зримо поставить и эти отношения под большой вопрос, что, судя по примерам из истории, может закончиться концом всей абхазской государственности.

...абхазская оппозиция, так активно ратующая за отход от России и за ослабление российского влияния, одной из основных своих задач ставит… получение российских денег. Так, влиятельная оппозиционная партия ЭРА (партия Экономического развития Абхазии) внесла на рассмотрение законопроект «Об оппозиции», в котором предусматривается ежегодное выделение из бюджета страны немалых денежных средств на содержание оппозиции. По мнению известного российского эксперта-кавказоведа Сергея Маркедонова, таким образом «абхазская оппозиция демонстрирует чудеса патернализма, предпочитая вместо выработки альтернативных стратегий и программ заботиться о своем достойном бюджетном обеспечении». Браво! Откуда в абхазской тумбочке берутся деньги, мы уже рассмотрели.

...Подавляющее большинство абхазцев — 80-90 % — являются гражданами России, такими же, как жители Владивостока, Питера или Ростова. У нас их воспринимают своими — мы за них платим, мы за них умираем, мы отстаиваем их позиции везде, где только можно! И вот эти свои, которые клянутся в вечной любви и преданности, став независимыми в своих поступках, при первой же возможности отказываются от русского языка? А свои ли это?

Конечно же, ситуация с языком несколько сложнее. На самом деле, в Абхазии везде доминирует русский язык, абхазский язык сами абхазы знают далеко не все, а из не-абхазов его не знает практически никто. На русском языке идет делопроизводство, на нем выходят газеты и журналы, идет обучение в школах. В 2011 году парламент Абхазии планировал перейти в своей работе на абхазский язык — и не смог. По словам его спикера Нугзара Ашубы, это оказалось невозможным из-за того, что далеко не все депутаты, в первую очередь включая самих абхазов, знают язык, нет переводчиков, нет лингафонного оборудования. Более того, нет единых стандартов языка, в нем в огромной степени отсутствует современная политическая, экономическая и иная профессиональная лексика, которую нужно создавать или заимствовать. После долгих трудов на абхазский язык не смогли перевести «Закон о государственном языке», а уж о том, чтобы профессионально обсуждать его, на языке говорить вообще не приходится!

Все это понятно и, конечно же, печально. Естественно, необходимо развивать абхазский язык, устанавливать стандарты, учить ему детей, делать двуязычные топонимы и т. д. Это не подвергается сомнению. Но в этом состоянии отменять русский язык и устанавливать единственным государственным языком абхазский…

ЭТНИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

...По мере того, как информация стала накапливаться, в российском обществе заговорили о том, что в Абхазии у русских, армян и других «не-абхазов» отбирают квартиры, о том, что из Абхазии выдавливают русских, о том, что этническое неравенство там закреплено на законодательном уровне и т. д.

...По данным независимых источников, нынешний национальный состав Абхазии можно представить таким образом: около 240-250 тыс. человек, из них 80 тыс. абхазов, из которых около 30 тыс. не проживают в Абхазии (34 %), 65 тыс. армян (27 %), 55 тыс. мегрелов (Гальский район, 23 %), 25 тыс. русских (11 %) и около 15 тыс. людей иных национальностей (7 %).

Как мы видим, задача достижения этнического доминирования абхазами чисто математически вроде бы выполнена, однако, если вникнуть в детали, то мы можем легко убедиться, что это доминирование остро погранично и, скорее всего, кратковременно — абхазы не составляют абсолютного большинства, проживающие в Гальском районе мегрелы могут, при появлении таковой возможности, практически моментально кратно увеличить свое количество, численность армян довольно быстрыми темпами растет, в то время как численность абхазов снижается, находящаяся «за речкой» Россия может очень быстро скупить всю абхазскую недвижимость и дать десятки тысяч переселенцев. То есть, если как таковое этническое доминирование абхазов временно достигнуто, то общее положение крайне шатко и уже в коротком периоде абхазы легко могут лишиться своего перевеса.

В этих условиях абхазы видят выход из сложившейся ситуации в изоляции, закупоривании республики от влияния других этносов, в наращивании численности абхазов путем массовой миграции в страну потомков абхазов из Турции, в административном давлении на существующие, нетитульные этносы с целью исключения их участия в общественной жизни Абхазии и в подспудном, скрытом выдавливании не-абхазов.

С учетом того, что по многим аспектам, связанным с открытой и честной этнической конкуренцией (см. выше) абхазскому этносу нечего противопоставить соседям, единственно возможное решение находится в монополизации представителями абхазской национальности всех ключевых и на что-либо влияющих отраслей жизни страны, и в первую очередь – властных и административных структур.

...Любая серьезная и открытая интеграция с Россией убьет — не Абхазию, нет — она уничтожит доминирование абхазского этноса. Именно поэтому абхазы стремятся получать российские деньги и российские паспорта, но активно протестуют против раздачи абхазского гражданства россиянам, именно поэтому абхазская оппозиция выступает одновременно и за свое содержание из бюджета (читай — на российские деньги), и за максимальное отдаление от России, именно поэтому страна, объявляющая себя демократической, в некоторых аспектах права и правоприменительной практики находится в средневековье.

В практическом плане это выливается еще в один абхазский парадокс. Лидеры абхазского государства очень часто посещают Москву, дают интервью придворным СМИ, рассказывают, как у них там все хорошо, зазывают туристов… В это же время в стране произошла или почти произошла полная нацификация. В республике царит и процветает всеобъемлющая абхазская клановость. Практически все руководители — абхазы, командиры в армии и МВД — абхазы, судьи и прокуроры — абхазы и т. д. На бытовом уровне абхазы, особенно воевавшие, имеют значительно больше прав и пользуются большими благами, чем остальные граждане. Все это приводит к массовому нарушению законодательства, бесправию судебной системы, выделяющей абхазов в особую, неподконтрольную закону национальную группу. Так, сами жители Абхазии говорят, что в суде неабхаз всегда проиграет абхазу, а если случится чудо и он каким-то образом выиграет, то никакого удовлетворения своих требований от абхаза он все равно не добьется. В одном из своих интервью председатель Конгресса русских общин Абхазии Геннадий Никитченко, очень известный и заслуженный в Абхазии человек, во время войны 1992-1993 гг. бывший заместителем командующего Восточным фронтом, «герой Абхазии», кавалер высшей награды страны — «Ордена Леона», депутат абхазского «парламента» двух созывов, человек, организовавший выдачу российского гражданства жителям Абхазии и получивший за это из рук В. В. Путина «Орден Дружбы народов», заявил: «Абхазцев сегодня противопоставляют живущим рядом русским, армянам, грекам, другим народам. Но об этом не кричат, не говорят вслух. Но преступника–абхаза отпустят, представителя другой национальности за такое же преступление накажут в назидание другим. Если статья Уголовного Кодекса предусматривает наказание от 3 до 10 лет лишения свободы, то абхазы получат по минимуму, представители другой национальности — по максимуму... Если человек придет в то же правительство за материальной помощью — дом отстроить, крышу починить, то абхазу дадут, а другому в лучшем случае — за «откат».2
[2 «Про рай и... отбитую селезенку», Журнал «Экспертиза власти», Ставрополь, N 1, 2008 г]

...Отдельным, ярким подтверждением этнического характера современного абхазского государства является проблема массового лишения русских жилья в Абхазии. Кстати, массовый характер это явление приобрело именно и по причине признания Абхазии Россией — если раньше абхазская недвижимость стоила копейки, то и совершать из-за нее преступления как-то не было смысла, после признания же она резко выросла в цене и тут началось… Таким образом, играя в абхазскую игру, Россия сама начала демонстрировать парадоксы политики — признав независимость абхазов, она тем самым сломала жизнь многим русским. Обычно пострадавших принято политкорректно называть «русскоязычными» или «гражданами России». Это вносит определенную неразбериху — кто в Абхазии не говорит по-русски и кто не российский гражданин? — но если разобраться, то будет видно, что несмотря на то, что среди жертв преступников есть и абхазы, и армяне, и представители других национальностей, но большинство из них все-таки именно русские.

Первой категорией русских, лишаемых жилья, являются жители России, которые решили приобрести в Абхазии дешевое курортное жилье. Не граждане Абхазии, как мы знаем, жилье в этой стране приобрести не могут, но в условиях низкой цены на дома и высокого спроса, естественно, всегда находятся те, кто захочет обойти закон. Таким покупателям предлагают покупку дома по доверенности, с переоформлением на «верного человека» — абхаза и т. д. и, конечно же, в результате неминуемо «кидают». Эта мошенническая схема крайне распространена и является в Абхазии одним из видов заработка на недвижимости.

Другой тип пострадавших представляют из себя граждане Абхазии, русские по национальности и живущие там очень долго, а может быть и родившиеся на этой земле. Почему так происходит? Дело в том, что из основных национальных групп после войны в Абхазии остались лишь три — абхазы, армяне и русские. Абхазы являются наиболее сплоченной, наиболее социально активной и наиболее вооруженной группой. В условиях всеобщей клановости, пронизывающей абхазское общество сверху донизу отъем жилья у какого-нибудь абхаза превращается в конфликт не с ним, а с его многочисленным и влиятельным кланом — начинается разбирательство, приезжают вооруженные родственники из деревни и т. д. В результате, вся затея, как правило, становится неоправданно опасной.

Армяне в Абхазии занимаются почти исключительно земледелием и мелкой торговлей. В массе своей они живут обособленно, деревнями, располагающимися в горах и окруженными мандариновыми садами. Они сплочены, вооружены, стоимость деревенских домов далеко от моря невелика, а саму махинацию с жильем в обособленной горной деревне провести сложно — представляете, кто-то приезжает в деревню, начинает собирать сведения о том, кто где живет и нет ли бесхозных домов?

Остаются русские — и здесь вырисовывается совсем иная картина — русские разобщены, живут в городах, клановой поддержки за редчайшим исключением не имеют. Это в массе своей или пенсионеры, которых когда-то в молодости государство отправило работать на абхазские предприятия, учить абхазских детей и поднимать абхазский курортный сектор, или люди работоспособного возраста, которые не занимают влиятельных постов (как я уже говорил выше, всех не-абхазов с влиятельных постов «попросили», кое-где русские еще остаются, но это единицы и, как правило, они занимают должности, где факта принадлежности к правильной национальности недостаточно, а нужны знания и опыт).

Данная категория и является идеальной мишенью для мошенников. Это слабые, социально незащищенные, не имеющие поддержки в абхазском обществе люди. В Абхазии, живущей на российские деньги и под российской защитой, такими людьми, как правило, оказываются этнические русские.

Существуют несколько отработанных схем отъема жилья у таких людей. Одной из наиболее распространенных из них, как я понимаю, является признание человека давно выбывшим или без вести пропавшим — это когда дедушка уезжает недели на две, допустим, подлечиться в Сочи или к дочке в Челябинск, а когда возвращается, то оказывается, что в его доме уже живут чужие люди, его самого признали пропавшим, а дом несколько раз продали и человек, который сейчас в нем находится, является добросовестным приобретателем — «все, дед, сделать ничего нельзя, уезжай в Россию».

Масштабы подобной проблемы до конца неизвестны по причине того, что и абхазские власти и российские дипломаты это тщательно скрывают. Раньше они вообще не признавали наличия проблемы, однако потом, когда из-за того, что дальше это уже невозможно стало прятать и правда вылезла наружу, стали называться цифры от 4 тыс. судебных случаев до 100, естественно, цифру 100 озвучил представитель российского МИДа. Кто бы сомневался? В любом случае, известно, что суды в Абхазии просто завалены делами, касающимися незаконного отъема жилья, а исходя из масштаба этого явления, некоторые российские журналисты и живущие в Абхазии русскоязычные граждане стали утверждать что живущая на российские деньги Абхазия выталкивает русских. Кстати, и армяне и греки Абхазии также заявили о том, что в отношении их представителей предпринимаются широкомасштабные противоправные действия по отъему жилья.

Понятно, что подобными преступлениями занимаются организованные преступные группы (не скажу, какой национальности), что подобное безобразие становится возможным только в условиях сращивания преступности и абхазского чиновничества и в условиях наличия у них очень серьезных покровителей наверху. Иначе такие вещи и в таком количестве провернуть невозможно. Это уже давно стало не преступлением, а бизнесом!

Во многом благодаря газете «Московский Комсомолец» и известной журналистке Марине Перевозкиной выяснилось, что, оказывается, российский МИД занимается этим вопросом уже чуть ли не полтора года, что в Абхазию уже были отправлены несколько нот, что посол России в Абхазии С. Григорьев ежедневно контролирует вопрос. Никакого прогресса! Невозможно ничего сделать! На мой вопрос о том, каких конкретных результатов МИД добился в вопросе незаконного лишения граждан России жилья в Абхазии, директор четвертого, т.н. «кавказского» департамента стран СНГ Андрей Келин ответил в том духе, что в последнее время МИД заключил с Абхазией 36 очень важных соглашений, ну а насчет лишения жилья — так там же всего 100 случаев!

Хотелось бы знать, как эти 36 соглашений помогли нашим бабушкам, которых мошенники выбрасывают из своих домов — а если не помогли, то зачем они вообще нужны? «Зачем нужна дорога, которая не ведет к храму?» Зачем нужны неэффективные чиновники, которые не могут защитить наших граждан и которые занимаются чем угодно, но не помощью собственным гражданам?

...Один из них даже сказал мне, мол, что за странная логика — пусть тогда Россия отберет жилье у этнических абхазов в России — их квартиры и дома в Москве, в Питере, в Сочи, построит им несколько многоквартирных коробок где-нибудь в Ханты-Мансийске или Нерюнгри, там, где даже летом холодно в пальто, и пусть они там живут! А что? Паритетное решение! Мы же партнеры!

С другой стороны, я могу понять, почему правительство Абхазии до сих пор не строит дома для жертв мошенничества. Ему некогда. Оно занято другими домами — там стройка идет полным ходом, и в отношении этих домов проблем не возникает. Речь идет о тех домах, которые власти Абхазии строят для потомков абхазов, которых они зазывают жить в Абхазию. Выше мы уже говорили, что одним из вариантов решения демографической проблемы и увеличения собственной численности абхазы видят в массовой миграции потомков тех жителей Абхазии, которые ушли в Турцию во второй половине XIX века. Тема эта не нова и поднималась еще в конце 1990-х годов. Тогда даже была принята специальная программа, в соответствии с которой в течение, по-моему, пяти лет в Абхазию должны были вернуться до 400 тыс. человек. Жизнь показала, что это чистая утопия — до сегодняшнего дня в результате всех призывов и всех льгот на Кавказ вернулось около 500 человек, причем половина из них, скорее всего, не абхазы, а этнические турки, назвавшиеся абхазами для того, чтобы быстрее получить абхазское гражданство и облегчить себе возможность вести бизнес в Абхазии. Стало понятно, что в нормальных, «пролетарских» условиях турки или отуреченные абхазы в Абхазию не поедут, и тогда появилась идея построить и раздать им жилье бесплатно — дома уже построены, турки и абхазы уже там живут.

Не правда ли, существует особая пикантность в том, что в разливающей в сторону России елей, в живущей на российские деньги и за российскими штыками Абхазии русских людей массово лишают жилья, а на деньги, полученные из российского бюджета и от российских туристов, власти Абхазии строят бесплатные дома для турок! Интересно, знают ли об этом в Думе, пишущей о «двух государствах — одном народе»? И как к этому, интересно, относятся российские чиновники, утверждающие, что в Абхазии нет национальной проблемы и что она к нам лояльна?

Вообще, тема российского чиновничества — это отдельная песня. Печальная и без слов. В Абхазии рассказывают, как туда приезжают российские чиновники. Абхазские коллеги везут их в Пицунду, там они напиваются до скотского, до абсолютно свинского состояния, до того, что просто ползают по пляжу и по дорожкам — т. е. переговоры проходят в теплой и дружественной обстановке. После проводов этих чиновников назад в Москву, абхазы, те же самые, которые еще вчера, сажая в самолет, клялись им в дружбе и лояльности, за глаза смеются над ними и спрашивают: «Ребята, а за что вашу Россию можно уважать? За таких людей, которые защищают ее интересы?» И что интересно, в этом я с ними полностью согласен!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

...Говоря о лояльности, нам необходимо понимать, что африканская, практически полностью паразитическая модель абхазской экономики, вкупе с нежеланием более глубокой экономической и демографической интеграции отчетливо указывают на то, что если в какой-то момент на горизонте у Абхазии окажется кто-то другой, кто пообещает более щедро содержать её, то Абхазия моментально уйдет и «помашет дяде ручкой».

...Вопрос возвращения недвижимости гражданам России в Абхазии должен быть решен однозначно, безусловно и чего бы это ни стоило. Если это нельзя сделать в рамках полномочий МИДа, то этим должны заняться другие министерства и ведомства. Если в какой-то момент станет понятно, что это можно будет сделать только при прекращении государственности Абхазии, то на это тоже надо будет идти.

Необходимо прекратить безусловное финансирование Абхазии. ...

- Абхазы хотят привлекать инвестиции, но не хотят продавать землю и здания.
- Они хотят, чтобы их признали цивилизованные страны, но оставляют нецивилизованное, этнически ориентированное законодательство — типа 49 статьи конституции.
- Они хотят иметь хорошие отношения с Россией, горячо клянутся ей в верности, но при этом выдавливают этнических русских и отменяют официальный статус русского языка.
- Абхазы хотят получать финансирование из российского бюджета, но при этом не хотят пускать Россию в свои проекты.
- Живя за счет России, они не считают необходимым предпринимать что-то против преступников, конечно же, «не имеющих национальности» и вышвыривающих этнических русских из своих домов, и за российские средства строят для турок бесплатное жилье.
- Они хотят привлекать как можно больше туристов, но им не нравится, что туристы ходят по улицам их городов в шортах.
- Считают туризм и приморский курортный сервис основой своей экономики и при этом хотят из этого же моря качать нефть в промышленных количествах.
Tags: черти
Subscribe

  • хорошо в стране советской жить

    https://oboguev.livejournal.com/6664226.html oboguev 7 августа 2021, 18:08 Александр Васильев: «Моя прабабушка была из хорошей семьи, дочь…

  • присосались

    Уголок бытовой фантастики. 1) Мальчик ходит на кладбище ухаживать за своими предками, надгробия которых вытянулись в линию. Недавние надгробия…

  • а зачем это было нужно?

    Иногда начинают раздражать восхищения всякими советскими стройками - мол, там была ого-го какая продвинутая цивилизация. Ну так там северные реки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments