Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Category:
  • Mood:

художник Пётр Белов (репродукции картин в хорошем качестве)

svk_mos сосканил и выложил в хорошем качестве репродукции картин художника Петра Алексеевича Белова, о котором я недавно делал пост:
http://man-with-dogs.livejournal.com/835790.html

Работы Белова были собраны и опубликованы вместе лишь однажды - в 1989 году в каталоге к выставке к его 60-летию. Именно с этого каталога и взяты текст и репродукции. В отличие от других сканов, ходящих по сети - которые сосканированы плохо и выложены в мелком разрешении (а то и обрезаны), эти - крупные и сделаны достаточно чисто. К тому же svk_mos оставил подписи из каталога как есть, без сокращений и изменений (было в других местах и такое, что одна из последних работ, про которые из интервью с другом Белова известно, что они выполнены пастелью - про неё было написано "гуашь" в подписи у кого-то). Так что рекомендую посмотреть эти картины. К себе в пост скопировал то, чего в предыдущем посте не помещал. Полностью же посмотреть можно у svk_mos по ссылкам:

http://svk-mos.livejournal.com/64545.html?format=light
СУПЕРОБЛОЖКА 1 (с картиной Песочные часы)
ОБЛОЖКА 1 (с картиной Беломорканал)
ОБЛОЖКА 2 (с картиной Плещеево озеро)


„ЧУДОТВОРНАЯ" по повести В.Тендрякова. 1960 г. (эскиз оформления к спектаклю)


„СОЛДАТСКАЯ ВДОВА". Н.Анкилов. 1972 г. (эскиз оформления к спектаклю)

http://svk-mos.livejournal.com/64810.html?format=light
АВТОПОРТРЕТ. 1953 г. Картон, масло,31 х 35 см


ВИД ИЗ ОКНА НА ВИШНЯКОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК. МОСКВА. 1972 г. Картон, масло, 15x20 см
МАСТЕРСКАЯ. 1978 г. Холст, масло, 45х60 см


КУПОЛА. 1983 г. Холст, масло, 60х50 см


ЧЕРНОБЫЛЬ. 1986 г. Картон, гуашь, 35х50см


ИЮНЬ В ЩЕЛЫКОВЕ. ОДУВАНЧИКИ. 1987 г. Картон, гуашь, 35 х 25 см


23 картины "сталинского цикла":

http://svk-mos.livejournal.com/65183.html?format=light
1. БЕЛОМОРКАНАЛ. 1985 г. Картон, гуашь, 32x42 см
(mwd: Начало циклу положил спор, что можно сделать картину даже из самого обыденного предмета - из той же пачки Беломора лежащей на столе)
2. ВЕЛИКИЙ ЛЕНИН. 1985 г. Картон, гуашь, 37x41 см


3. НЕБО МОСКВЫ 1985 г. Картон, гуашь, 21х74 см
4. КОМЕНДАНТ ОСОБОЙ ЛОЖИ. 1986 г. Картон, гуашь, 48х34 см
5. РУКИ НАД ГОРОДОМ. 1986 г. Картон, гуашь, 35х29 см
6. ПРОТАЛИНА (М.БУЛГАКОВ). 1986г. Картон, гуашь, 50х78 см
7. МЕЙЕРХОЛЬД. 1986 г. Картон, гуашь, 51х38 см
8. ИНФАРКТ. 1986 г. Картон, гуашь, 33х29 см


9. РОДИТЕЛИ. 1986 г. Картон, гуашь, 56х42 см
10. 41-Й ГОД. 1987 г. Холст, гуашь, 43x113 см

http://svk-mos.livejournal.com/65417.html?format=light
11. ВСЯ ЖИЗНЬ. Автопортрет. 1987 г. Холст, гуашь, 74х103 см


12. СУМЕРКИ. Портрет брата. 1987 г. Картон, гуашь, 56 х 38 см
13. ПАСТЕРНАК. 1987г. Картон, гуашь, 84х48 см


14. ДУЭТ (Е.Максимова и В.Васильев). Картон, гуашь, 52х42 см
15. ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ, ИЛИ АПРЕЛЬСКИЙ ПЛЕНУМ. 1987 г. Холст, гуашь, 78х78 см
16. ОДУВАНЧИКИ. 1987 г. Картон, гуашь, 52х84 см
17. ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ. 1987 г. Картон, гуашь, 45х47 см

http://svk-mos.livejournal.com/65568.html?format=light
18. БЕЗ НАЗВАНИЯ (ВОЗНЕСЕНИЕ). 1987 г. Картон, гуашь, 69х52 см
19. ПОКРОВА НА НЕРЛИ. 1987 г. Картон, гуашь,69x52 см
20. БЕЗ НАЗВАНИЯ (УХОД). 1987г. Картон, гуашь, 40х47 см


21. ГЛАЗА ЖЕНЫ. 1988 г. Картон, гуашь, 35х44 см
22. ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ. СВЕЧА. 1988 г. Бумага, пастель, 41х52 см
23. ПЛЕЩЕЕВО ОЗЕРО. ПЕРЕЯСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКИЙ. 1988 г. Бумага, пастель, 50 х 63 см
(mwd: Последние две картины сделаны пастелью - техникой, которой до того обучился Пётр Белов, и которая позволяла создавать картины быстрее)



Пётр Алексеевич Белов (1929 —1988)
Каталог выставки 1989 г, Москва (фрагменты)
ПЕТР БЕЛОВ
1929 - 1988
Москва, 1989

Театр

35 из 58 лет жизни Петра Белова были отданы театру, который он знал и любил. Сразу же после окончания Школы-студии при МХАТ СССР, в 1953 году, Белов становится главным художником театра советских войск в Румынии, затем, по возвращении в Москву, назначается главным художником Московского областного театра юного зрителя. В 1967—1974 годах он работал в Московском драматическом театре имени Н.В. Гоголя, а последние 14 лет жизни был главным художником Центрального академического театра Советской Армии. Петр Белов оформил около 150 спектаклей в разных театрах страны, сотрудничал со многими известными советскими режиссерами и драматургами.

„Я люблю пустую сцену, — писал Белов в одной из своих статей. — По вторникам, когда в театре никого нет, а сцена тускло освещена дежурным светом, она — как затихшее живое существо. В углах ее и у стен замерли декорации, части дум и страстей художников, которые были и есть.

Пустая сцена — это так же прекрасно, как чистый холст. На ней может быть все: и то, что войдет в историю, и то, что забудется тут же. Я люблю пустую сцену не только за прошлое. Я люблю ее за все будущее, за все не сделанное, за ощущение того, что сюда еще придут замечательные мастера"...

Живопись

Начиная с середины 40-х годов, еще со времен учебы в Московской средней художественной школе, Петр Белов писал небольшие живописные этюды, в основном пейзажи среднерусской полосы — разливы Волги, покосившиеся избы старых деревень, маленькие церквушки в провинциальных городах, стога скошенного сена у околицы, поляны, заросшие цветами. Эти пейзажи, написанные в традициях русской живописи конца XIX века, Белов никогда не выставлял ни на одной из выставок, мало кому показывал и не разрешал вывешивать их даже в своей квартире. В неопубликованном интервью художник, отвечая на вопрос корреспондента о его занятиях живописью, сказал: „К сожалению, театр отнимает целиком почти все мое время, и только в отпуск, раз в году, я позволяю себе, оторвавшись от семьи, писать с утра до вечера, пока не стемнеет, оставаясь наедине с кистями, красками и природой".

Летом 1985 года Белов неожиданно для всех начал писать картины, не похожие на все его предыдущие работы. Последнюю из них, 23-ю, „Плещееве» озеро" он закончил за неделю до смерти, в январе 1988 года. „Предчувствуя, быть может, скорый конец, он успел завершить цикл самых основных тем, — писал в журнале „Театр" друг Петра Белова художник Сергей Бархин. — Главное, что этот цикл не оборван на середине. Здесь, как у большого писателя, роман завершен. Белов свершил в своих работах „полный виток", включив в них все то, что его больше всего волновало".

Выдержки из прессы

„Еще не были произнесены слова „перестройка" и „гласность". Не в русле официально текущего времени начал свой цикл Петр Белов. Это было одно из тех явлений, которые впоследствии сделали перестройку и гласность необходимыми, необъявленными сверху, но выстраданными снизу, как воздух нужными людям. Не о выставке думал художник — о ней и думать не смел. Не деньги, не слава, не успех в узком кругу, не шум за рубежом — нет, не это! Белов в эти годы в одиночестве своей мастерской явил пример кристальной чистоты отношений между мастером и его трудом. Душа звала, и он откликался, отдаваясь весь с каким-то запредельным бескорыстием".
Театральная жизнь", 1988, № 14

„Петру Белову удалось в каких-то очень простых и совершенно неожиданных образах сказать о времени, сквозь которое мы прошли. Удалось сделать это лаконично, скромно, сильно. За показанными полотнами я увидел человека, вызывающего восхищение своей позицией. Позицией твердого противоборства со временем. Его ранняя смерть, конечно, всех нас поразила. Поразила трагически. Но я все-таки думаю, что когда человеку искусства удается — а Петру Алексеевичу это удалось — сказать то, что он хотел сказать о прожитом времени, об эпохе, которая его душила, но не задушила, и суметь в своем искусстве это время победить, то мы вправе считать, что он прожил свою жизнь счастливо".
„Театр", 1988, №9

„В его картинах предстали наша жизнь, наша история, наши общие страхи и надежды. Петр Белов рассказывал о своем детстве, о своей семье, о войне, о Мейерхольде, о Булгакове, о Сталине и еще раз о Сталине. Он пытался рассказать о нашем небывалом времени и небывалом государстве. Он не вписывался ни в какую кампанию, не преследовал никаких прагматических целей. Он просто сделал то, что подсказали ему совесть и воображение".
„Огонек", 1988, №28

„Перешагнув порог выставки Петра Белова, люди ступают прямо в прошлое — свое трагическое и полное опасностей прошлое. ...На черно-бурой земле лежит пачка папирос известной марки „Беломорканал", а в левом нижнем углу — забор из колючей проволоки. Из надорванного уголка пачки как будто бы высыпался табак. Нет, не табак это, а люди, безликие маленькие существа, которых поглощает пустота пачки. Сотни тысяч людей, „врагов народа", которые в З0-х годах в нечеловеческих условиях строили Беломорский канал. Большинство из них было поглощено сумраком и холодом и никогда не возвратилось оттуда.
В книга отзывов посетителей кто-то оставил запись: „Эти картины нужно показывать по всей стране, чтобы мы всегда это помнили". А кто-то размашисто коротко написал „Спасибо!" и с горечью подписался: „Внук врага народа".
„Дагенс Нюхетер", Швеция, Стокгольм, 1988, 28 ноября ("Dagens Nyheter")

„23 живописные работы Петра Белова, по содержанию тесно связанные между собой, составляют единый антисталинский цикл, настоящий мемориал страшному, совсем не такому далекому прошлому. Это, на мой взгляд, самая необычная даже для Москвы времен перестройки выставка, впервые в советском искусстве так публицистически наглядно отразившая эпоху сталинской диктатуры. Откровенность работ Белова - это откровенность художника перед самим собой".
„Франкфуртер Альгемайне Цайтунг". ФРГ, Франкфурт, 1989, 3 января
Tags: большевики, картинки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments