Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Category:
  • Mood:

покури-ка свой план, Путин

Журналист в Форбс предлагает Путину с Медведевым начать "ловить мышей", точнее "пираний и акул". Чтоб очистить общество от засилья произвола и насилия. Мол, надо как в США в 1930е и 1960е.

Только у Путина с Медведевым совсем другие планы: наделение полицаев ещё большими возможностями для произвола, без какой-либо их чистки, накидывание налоговой удавки на бизнес вместо сокращения миллиардного воровства.

Так что журналист в Форбсе не только по части "тысяч пьяных подростков на Манежке" брехню пишет по незнанию, но и с предложениями выступает без оглядки на ситуацию. Ведь сейчас не государство с мафией бьётся, как в США, а мафия-государство пытается содрать 3ю шкуру с бизнеса и населения и усидеть в этой самой власти. А уже не получается. И кого чистить - не понятно, т.к. чистить надо с муниципалитетов и ОВД, как у Кущёвке и Гусь Хрустальном, до самих Путина и Медведева. Граница не видна. А не чистить - народ может возмутиться очень сильно и очень скоро.

В комментах сообщают о наркоманстве автора. Только вопрос не в том, что он наркоман - я и так говорю, что у него в статье ерунда написана. А в том, что его благое предложение для путинцев - не выполнимо из-за самих путинцев: как они будут различать, с кем бороться, а с кем нет, если они сами такие же?


http://www.forbes.ru/ekonomika-column/vlast/60978-posle-pogroma-na-manezhnoi-programma-putina
После погрома на Манежной. Программа Путина
Как вернуть чувство справедливости? Чем заменить стабильность и перемены? Сильной рукой, но и в нее никто не поверит
Михаил Фишман | 14 декабря 2010 11:23

Тысячи пьяных подростков устраивают погром в центре Москвы. Станица Кущевская стала именем нарицательным. Журналистам ломают руки, ноги и челюсти — за то, что они журналисты. Милиционеры расстреливают людей в супермаркетах. И так далее. Вокруг насилие, государство выглядит беспомощным. Доверие к нему тает. Это картина дня, недели, месяца, года. Картина текущей жизни.

Везде коррупция. Можно купить если не все, то многое: статус, полномочия, решение суда или следователя. Но раньше это не было проблемой. Было даже принято считать, что коррупция — это благо, «смазка для экономики». Цены на нефть шли вверх, и от пирога этих цен перепадало каждому. Жизнь становилась лучше. Потребительский бум выражал стабильность.

Теперь все изменилось. Коррупция бесит. Разложившаяся правоохранительная система вызывает глухую ненависть. Раздражают чиновники. Коррупция в провинции оборачивается властью уголовников и настоящим террором в отношении местных жителей. Взятка следователю московского УВД приводит в конечном итоге к демонстрациям и погрому. Растет ощущение беззащитности и отсутствия справедливости.

Стабильность второй половины нулевых оказалась фикцией — она была основана на сверхдоходах и дешевых кредитных ресурсах. Пришедшая ей на смену модернизация тоже подкачала. Объявленная борьба с коррупцией вызывает только усмешку. Закон о полиции превратился в тему для анекдотов. Виртуальные перемены последних двух лет, вопреки замыслу, только усилили эффект распада — резонировали эхом на ТВ и в блогах.

Что делать? Надо же реагировать. Начинается предвыборная кампания, пусть такая же виртуальная. Примерно ясно, с какой программой идет Дмитрий Медведев. Ее иррациональная логика построена по принципу эшеровской лестницы: спускаясь вниз, поднимаемся вверх. Сохраняя статус-кво, тихо проводим перемены, и жизнь начинает преображаться, отменяя статус-кво, который мы сохраняем, чтобы продолжать перемены.

Но что предложит Владимир Путин, пожелай он вернуться в Кремль? Перемены не его лозунг. Не то. Какие уж тут перемены. Стабильность тоже поднимут на смех. Вариант, кажется, остается один: если возвращаться, то ради того, чтобы твердой рукой навести порядок. Как бороться с преступностью, мафией, всем этим беспределом, вдруг выскочившим из давно забытых 1990-х? Жечь каленым железом.

Я ничего не придумал. Эта программа уже сформулирована — в недавней статье главы Конституционного суда Валерия Зорькина в «Российской газете». Это его диагноз: разговоры о стабильности обернулись «криминализацией государства». «Речь идет о замещении криминалом важнейших функций, подлежащих ведению государства и гражданского общества. Последствия такого замещения не просто тревожны, они ужасны». Вот так: строили дом, а теперь горим. Пора возвращать справедливость.

В двух словах, Зорькин предлагает дать силовикам чрезвычайные полномочия по примеру США 1930-х и 1960-х годов. Уничтожить «в бассейне акул и пираний», а уж потом нырять за модернизацией. К тому же ловить акул увлекательнее, чем строить Сколково, где они наверняка тоже водятся. В любом случае актуальнее. Мобилизация под флагом правопорядка создаст у людей впечатление, что они не забыты и что-то делается.

Но очень ненадолго и далеко не у всех. Дело не только в том, что непонятно, как обе программы — чисто условно назовем их «программа Медведева» и «программа Путина» — воплотить на практике. Как виртуальные перемены станут реальными? Почему медленное раскручивание гаек смягчит нравы? Или: кто доверится спецслужбам с их спецполномочиями? Откуда возьмутся новые глебы жегловы и володи шараповы?

Не только нет у государства сегодня ресурсов для жесткой линии. Даже жесткая риторика не поможет: нет, не будет этой подкупающей новизны. Проблема в том, что в том или ином изводе все, что можно сказать народу, правители России уже сказали за последние 10 лет. Мочили, меняли, строили, укрепляли, боролись. Результат налицо. И каждый новый громкий призыв лишь будет эхом отражать фальшивое звучание предыдущих.
Tags: Путя и Медвед
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments