Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

о чём говорил Путин с фанатами (рассказал "Газете.Ru" болельщик "Спартака" Олег Семенов)

http://gazeta.ru/sport/rfc/2010/12/a_3475293.shtml
«Смотрел на нас, изучал»
Олег Семенов о встрече футбольных болельщиков с премьер-министром Владимиром Путиным
— 22.12.10 20:10 —
ТЕКСТ: Сергей Алексеев

Встреча Владимира Путина с фанатами не является пиар-акцией, а жесткость премьер-министра при выступлениях на камеры не соответствует его манере разговора без них, рассказал "Газете.Ru" болельщик "Спартака" Олег Семенов.

Представитель официального фан-клуба московского «Спартака» Олег Семенов рассказал «Газете.Ru» о встрече футбольных болельщиков с премьер-министром Владимиром Путиным.

– Встреча с премьер-министром означает, что правительство теперь считает футбольных болельщиков и фанатов реальной политической силой в России?
– Никакой привязки этой встречи к тому, что болельщики могут стать какой-либо политической силой, не было. Наоборот, премьер-министр подчеркнул, что мы не поддались на политические провокации и не стали «раскачивать лодку».

– Какие вопросы обсуждались за закрытыми дверями, после того как из зала удалились представители СМИ?
– Речь шла в основном о правовой защищенности болельщиков. Те ребята, которым сейчас по 14–16 лет и которые сейчас ходят на стадион, через восемь лет будут зрителями на трибунах российских стадионов во время чемпионата мира 2018 года или будут работать волонтерами на этом турнире.

И если сейчас эти молодые сталкиваются с милицейской несправедливостью как вокруг стадиона, так и на его трибунах, то у них начинает формироваться негативное отношение к сотрудникам правоохранительных органов. Вот мы и обсуждали, как этого избежать.

– Какие-то конкретные решения этой проблемы предлагались?
– Предлагалось организовать некую юридическую службу или «телефон доверия» для болельщиков с возможностью оказания юридической помощи. Если болельщик пострадал и считает необходимым сообщить об этом, то он мог бы куда-то позвонить и получить юридическую консультацию. Потому что у нас, к сожалению, вопиющая правовая неграмотность населения в таких вопросах. Чтобы была возможность помочь болельщикам в трудную минуту. Премьер-министр дал поручение Министерству спорта заняться этим вопросом.

– Владимир Путин действительно выглядел уставшим, как говорили очевидцы встречи?
– Да, реально был уставшим. Но ведь он ночью встречался с министром спорта Виталием Мутко, после чего поехал на открытие памятника «В борьбе против фашизма мы были вместе» на Поклонной горе, после чего поехал на встречу с нами. Мы увидели живого, уставшего человека. Может же человек устать с такой работой.

– Кто выступил инициатором поездки на могилу Егора Свиридова?
– Мы вначале общались с Виталием Мутко: он с шутками рассказывал нам про Олимпиаду в Ванкувере, как его после неё проверяли. И что ни одного дела на него по этому поводу не завели, а пресса буквально размазывала его по стене. Еще рассказывал, как они работали по продвижению заявки на проведение финала чемпионата мира по футболу в 2018 году, – было достаточно интересно. После этого зашел премьер, мы почтили память Егора минутой молчания, немного побеседовали, и Путин сказал: «Давайте съездим на могилу Егора, возложим цветы». Что было довольно неожиданно. То, что к нам придет Путин, мы уже догадывались по тому, что были перекрыты все улицы, и по тому, как нас проверяли на входе. А вот поездки на кладбище мы не ожидали.

– Вы не считаете, что встреча с премьер-министром, его предложение поехать на могилу Егора были в некотором роде популистскими жестами с его стороны?
– Знаете, премьер-министр – фигура публичная. И любое его появление где угодно, хоть на кладбище, широко освещается в СМИ. И любое его действие, при желании, можно выдать за пиар. Мне показалось, что Путин искренне переживал на кладбище, по лицу было видно, что он всю ситуацию пропустил через себя и понимает все последствия, учитывая многонациональность нашей страны. Вообще же он для телекамер был немного жестким, а когда телевидение ушло, у премьера даже тональность голоса поменялась. Предложил поговорить.

Некоторые даже заикаться стали, нелепые вопросы какие-то задавать, а он же живой человек.

Смотрел на нас, изучал. Кто говорил в духе «спасибо за наше счастливое детство», на тех он смотрел иронично. А серьезные вопросы записывал в блокнот.

– О чем говорили, пока ехали на кладбище?
– Там был очень интересный момент. Вначале беседа шла в нормальном русле, потом к нам подсел один журналист (видимо, решил добавить немного «перчика») и заявил, что он «болельщик со стажем», но сейчас боится ходить на стадионы, потому что там жгут файеры, дерутся, «и еще у них эти, как их, дарби». Мы даже не сразу поняли, о чем речь идет, только через пару минут догадались, что он имел в виду дерби. Премьер-министр его, конечно, выслушал, а Евгений Селеменев (глава объединения болельщиков «Спартака» «Фратрия» – прим. «Газеты.Ru») пояснил, что даже на последней Лиге чемпионов между клубом и болельщиками существовала договоренность, что не надо жечь файеры, так как это не чемпионат России, а евротурнир, и штрафы для клуба более серьезные. Так что эта попытка как-то негативно отозваться о болельщиках в присутствии премьера была замята, и еще раз стало понятно, что все проблемы решаемы и что клуб и болельщики всегда могут договориться. Деньги вместо штрафов лучше потратить на улучшение инфраструктуры, так как у нас впереди стройка стадиона. Мы ведь не сразу поняли, что этот товарищ журналист, а не болельщик. Только когда мы уже вышли из автобуса, он отошел в сторонку и стал куда-то по телефону передавать новости. Например, о том, как Путин поинтересовался у сопровождающих, свежие ли розы ему дали.

Кстати, в ходе разговора обсуждался вопрос принятия закона о публичных мероприятиях. Виталий Мутко сказал, что этот закон «тормознули» из-за подготовки закона о полиции, и премьер пообещал разобраться, посмотреть, в чем дело. Вообще все вопросы, что мы задавали, Путин из частных превращал в общие: он же не может частными вопросами заниматься, ему нужно общие механизмы решения проблем вырабатывать.

– Нет ли опасности того, что сейчас имя Егора Свиридова будет использоваться различными политическими силами в своих целях?
– У нас до выборов еще далеко. Конечно, было объективное негодование, что отпустили виновных в убийстве Егора. Но при этом еще понятно, что что-то было запрограммировано, что ситуацию было уже не остановить.

Когда мы еще были в церкви на отпевании Егора, в пятницу, службы безопасности некоторых компаний, так называемых «голубых фишек», уже делали внутренние рассылки для своих сотрудников на русском и английских языках, что в определенное время ожидаются беспорядки и погромы на Манежной площади. Возникают вопросы: как это так?

Потому мы же все в интернете видели фотографии, кто там был, кто стоял рядом с этими людьми. То есть я не верю, что как-то спонтанно возникают такие вещи. Да, люди пришли на Кронштадтский бульвар, так как был повод собраться. А под это дело уже интернет кишел сообщениями, всякие флайеры появлялись с призывом прийти на Манежную площадь.

– Насколько необходима была эта встреча с Путиным для болельщиков и нужна ли она вообще?
– Вообще-то мы с Виталием Мутко планировали встретиться. Так как он пропал на полтора года и немного упустил суть вопроса с тех пор, как перестал возглавлять Российский футбольный союз. Он ведь еще в «Зените» хорошо наладил работу с болельщиками. А сейчас, как раньше говорили, «есть мнение» постоянный контакт с болельщиками восстановить, и это мнение исходит с самого верха. С кладбища в Министерство спорта мы ехали уже не так быстро, без «мигалок». Потолкались по пробкам, которые сами же ранее создали. В министерстве перед нами выступил замминистра Олег Рожнов, мы обменялись телефонами, так как он отвечает в министерстве за молодежную политику.

Тeги: Владимир Путин, Виталий Мутко, фанаты, Егор Свиридов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment