Man With Dogs (man_with_dogs) wrote,
Man With Dogs
man_with_dogs

Categories:
  • Mood:

Сталин? Самый низкий рост ВВП за все 150 лет современного роста - всего 0.7% в год на работника

http://zhu-s.livejournal.com/118213.html?format=light
zhu_s @ 2011-01-10 10:28:00
Рыночная против командно-административной – боевая ничья
...
Обращаясь к недавней истории, можно увидеть, что однажды мы уже имели ситуацию, когда, казалось бы, объективные законы общественного развития должны были повести к неминуемому ускорению развития. Однако ж, если взглянуть на цифры, то в 1928 году мы видим в точности 1913-ый по душевому ВВП, а если взглянуть на 1946-ой, то по производству ВВП на 1 занятого в народном хозяйстве СССР – снова его же. 33 года переходного периода с сильно упавшим потреблением в результате!

Правда, опять-таки из графика видно, что переход таки не прошел даром, и в следующие 25 лет видим рост ВВП на 1 занятого аж в 3.5 раза. Но непосредственно сталинское 25-летие (1929-52) оказалась одним из наименее динамичных в истории минувшего века, проигравшим в частности путинскому 8-летию (2000-07) ровно порядок в средней скорости роста (0.7% в год против 7.1% на человека). Из 3 предвоенных пятилеток рост ВВП наблюдался всего лишь в 4 года «примирения и согласия» (1934-37), а бурный послевоенный рост в значительной мере опирался то, чего так не хватало, и чего не смог воспроизвести СССР перед войной – квалифицированного и трудоспособного немецкого работника-пленного и вывезенное из Германии по репарациям оборудование (плюс возместившее военные потери вовлечение в производство женщин). В итоге самый успешный период в советской истории с точки зрения роста ВВП выпал на долю «кукурузника» Хрущева.
...
исходник: http://pics.livejournal.com/zhu_s/pic/000x4gge

http://zhu-s.livejournal.com/118377.html?format=light
zhu_s @ 2011-01-11 20:56:00

Метки данной записи: ВВП, Демография, Из истории кризисов

Ремарка к подсчету средних темпов прироста ВВП в разные периоды

pingback_bot принес весть, что указанный в предыдущей записи средний темп прироста ВВП в 25-летний период, который принято связывать с руководством Сталина (1928-1952) - 0.7% в год в расчете на 1 занятого – показался чрезмерно заниженным. Действительно - получается, что это, по-видимому, период самого медленного (точнее будет сказать - наиболее экстенсивного) экономического роста в истории России, если сравнить его с любым другим четвертьвековым отрезком за те последние 150 лет, как в стране стартовал экономический рост в его современном понимании.

Для меня тут нет ничего удивительного. Ведь это одновременно и период самых крутых структурных изменений. А они, как правило, нигде и никогда не сопрягаются не только с быстрым, но и вообще с каким бы то ни было ростом - он приходит потом. Но обычно принято считать иначе, поэтому ниже - небольшой комментарий с парой графиков.</p>

исходник: http://pics.livejournal.com/zhu_s/pic/000x9r70

ВВП, завоевания и демография

Средние темпы на долгосрочных периодах обычно измеряют, вписывая в фактическую траекторию экспоненциальный тренд, что и показано на левом графике. Бросается в глаза разрыв между довольно высоким средними приростом всего ВВП (3.54% год.) и им же в расчете на одного занятого (0.67%). Это говорит о чрезвычайно высоком росте рабочей силы – почти 3% в среднем за год. Такие темпы означают удвоение числа работающих за 25 лет. И это несмотря на голод и войну! Откуда же этот демографический взрыв?

Одна загадка, приходящаяся на 1939-40 и 45 годы, совсем простая – это результат присоединения территорий Западных Украины и Белоруссии, Прибалтики, и затем - в Вост. Пруссии и на Дальнем Востоке. По данным, которые дает wiki со ссылкой на весьма авторитетный источник [1], население СССР с начала 1939-ого по 1 июня 1941-ого выросло на 28.2 млн. чел. (16.7%). ВВП должен был бы вырасти примерно пропорционально, или даже сильнее - если предположить, что на присоединенных территориях он был больше в расчете на душу, чем на советских. По-видимому, это так и было – во всяком случае, ВВП в расчете на 1 занятого в 1939 году (после спада в предыдущем 1938-ом) снова начинает расти и почти возвращается к довоенному максимуму 1937 года. Но затем происходит «советизация» экономики присоединенных территорий, которая, по-видимому, вызывает там примерно такой же кризис и падение ВВП, какое произошло в самом СССР в годы первой пятилетки. В итоге ВВП 1940 года в расчете на 1 занятого уже падает до уровня пятилетней давности.

За счет территорий, присоединенных в 1945 году, никакого прироста населения уже не было, поскольку там проводилась поголовная его депортация. Однако в экономику влилось значительное число пленных - немецких (военнослужащих вермахта) – 2,389,560 чел. по расчетам, основанным на официальных советским данных, 3.2 млн. – по германским источникам, более 750 тыс. союзников вермахта и 575 тыс. японцев (две посл. цифры из wiki), значительная масса которых трудилась в народном хозяйстве СССР до 1955 года и даже дольше. Это могло составлять до 5% потенциала рабочей силы послевоенного СССР, а с поправкой на квалификацию и качество труда вклад пленных был значительно выше.

Еще до этого, начиная с 1934 года и до начала войны, наблюдался значительный «естественный» приток рабочих рук в народное хозяйство. Если в первой половине 30-х ощущалось «демографическое эхо» ПМВ (трудоспособного возраста достигла молодежь 1915-18 годов рожд., на которые пришелся провал рождаемости), то теперь в экономику постепенно вливалось послевоенное поколение «бэби-бумеров» начала 20-х годов. Это же многочисленное поколение 20-х годов рождения, только уже конца их, не зацепленного войной, плюс вовлеченные в производство женщины, дали приток рабочих рук в первые послевоенные годы, заместивший потерянных в войне мужчин. Таким образом, практически весь экономический рост 25-летия (1928-1952), за исключением разве что самого последнего периода, начиная с 1950 года, был обусловлен приростом числа работающих.

Зарплата, взвешенная в граммах

Поскольку показатель ВВП довольно абстрактен, а будучи оценен заокеанскими статистиками в штатском, может не вызывать полного доверия (советская же статистика 30-х-50-х годов в части сводных показателей не вызывает доверия не то что полного, а просто никакого), то можно посмотреть на более элементарное – покупательную способность средней зарплаты, выраженную в стандартных наборах еды. Это, конечно, сильно не то, но все же. Достоверность данных, дотянутых с 1913 по сентябрь 1998 года [2] я не гарантирую. Расчет же с 1991 по 2009 год основан на вполне официальных цифрах Росстата [3], которые я уже приводил в предыдущей записи – тут они просто сведены в «килограммовый» индекс. Наборы еды у двух этих источников разные, тем не менее, на периоде 1991-97 годов, где они пресекаются, совпадении динамики достаточно хорошее, что немного укрепляет нас в вере в эти цифры.

Предвоенные годы выглядят на общем фонде голодновато (ну, а от послевоенных, конечно, и не приходится требовать каких-то особых разносолов – средней зарплаты 1947 года хватает лишь на 90% стоимости минимального набора продуктов питания, и то слава богу). Тем не менее, послевоенный рост потребления вполне заметен - и Сталин оставляет Россию со всего лишь на треть более низким уровнем жизни, чем тот, с которым принял, и почти подтянув его к уровню 30-летней давности – 1913 года. Впрочем, и тут тоже без какого-то особого зубоскальства можно обойтись. Последние годы нэпа были хоть «в среднем по больнице» все еще сытными, но уже явно тупиковыми, и все больше державшимися на «чрезвычайщине». Безболезненные выходы оттуда просматривалось так же мало, как и из перестройки в 1991 году.

Ниже уровня 1913 года покупательной силе зарплаты, похоже, довелось побывать и в 1998-2000 годах, так что удвоение ВВП в 1998-2008 годах можно при желании понимать и как удвоение доступности еды – правда, уже за столетие. Пожалуй, тут требует пояснения последнее V на графике, относящееся к 1985-2009 годам. Эта «загогулина» показывает, что к настоящему времени, в результате налаженного экспорта ресурсов и бурного роста сырьевых цен, мы по покупательной силе зарплаты достигли-таки уровня «позднего Леонида Ильича». Каким же образом Леониду Ильичу удалось достичь столь зримого экономического чуда?

Разгадка простая – после последнего повышения цен на продовольствие в конце мая 1962 года, вызвавшего крайне негативную реакцию населения и даже беспорядки со стрельбой, цены эти в следующие 30 лет трогать опасались, удерживая молочные, мясные и хлебные продукты дешевыми с помощью все возраставших бюджетных дотаций. И то, что в 1985 году на зарплату можно было унести из магазина «рюкзак с едой» в 2.3 раза тяжелее, чем в 1960-ом, на самом деле говорит о чудовищной несбалансированности рынка. Продуктов для покрытия зарплат уже и в 60-м не хватало. А уж в последующие годы производство их в расчете душу, конечно, не росло такими темпами. Хотя понемногу все же и росло, опять-таки нефть выручала.

Кроме того, деньги для дотаций к ценам на молоко и мясо бюджету надо было где-то добывать. Что решалось, опять же с оглядкой на реакцию народонаселения, путем чудовищного завышения цен на товары «не первой необходимости». Так что нынешние килограммы зарплаты, они пусть и еще более нефтяные, зато вполне честные.

Ссылки:

1. Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза: 1922-1991. М.: Наука, 1993.
2. В. Полеванов. Россия: цена жизни. Экономические стратегии, 1999, №1, стр. 102-103.
3. Российский стат. ежегодник 2010. Приложение, разд.5.
Tags: большевики, картинки, постсовок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments